ВИДЕО: Анджэй МИХНЕВСКИ. Польша «не исключает распада России». Нынешняя Россия – это подделка Запада

ШАЛЫГИН.беседы

ПРЯМАЯРЕЧЬ

Максим Шалыгин, политический эксперт (Россия).
Анджэй Михневски, журналист (Польша).
Беседа записана 28 августа 2018 года.

*ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ БЕСЕДЫ*Польша и Россия – враги?*Россия конкурирует с Польшей за открытие низкотехнологичных («отвёрточных») производств Европы?*Как Польша «работает по жителям Калининградской области»* – Польша в фарватере США – роль буфера между Россией и Германией – * – Польша «не исключает распада России». Нынешняя Россия – это подделка Запада – *Мечты руководства России о Европе «от Лиссабона до Владивостока» – утопия. ГосУправление в России – не-эффективно*России необходим собственный национальный Проект*

Польша «не исключает распада России». Нынешняя Россия – это подделка Запада



Анджэй Михневский, журналист (Польша). Можно даже сказать, что процесс дальнейшего распада Русской империи после Первой мировой войны (когда вышла Финляндия, Польша) после распада Советского Союза (когда ушли все республики), который сегодня…

Максим Шалыгин, политический эксперт (Россия). … я не согласен…

А. Михневски. … и этот процесс может идти дальше.

М. Шалыгин. То есть, распад России.

А. Михневски. Никто не может сказать, что он не невозможен – распад России.

М. Шалыгин. Подожди, в Польше ждут распад России?

А. Михневски. Не то, что ждут – но только мы не может его исключать.

М. Шалыгин. Послушай, ну, ты ж поляк, ты ж не той замечательной другой нации, что так говоришь. Что значит «не исключает»? Вот, смотри, ты говоришь, с одной стороны – «кризис». Дальше ты говоришь – «Польша не субъектна». То есть, Польша – это такой флюгер, который идет вслед за модной темой.

А. Михневски. Нет, не флюгер. Это просто страна, которая сделала свой выбор. В сторону США, во-первых, в политическом, милитарном (военном) плане.

М. Шалыгин. На сколь долго?

А. Михневски. Вот, это, вот, вопрос. Ты разговариваешь с человеком, который пять лет прожил в Советском Союзе – в стране строительства социализма, вечной нерушимой дружбы народов Советского Союза – где такие ценности, как «Труд»,

М. Шалыгин. «Человек».

А. Михневски. «Человек», «Наука», да, «Равенство людей»…

М. Шалыгин. «Социальная справедливость».

А. Михневски. Конечно, это было его аксиома. Как будто в Библии написано. Но, прошло десять лет, и всё распалось. Мне в России, тогда Советском Союзе, в Москве серьёзные люди говорили – когда в Польше были события, связанные с «Солидарностью», с ведением военного положения – «А почему такое в Советском Союзе не может произойти, как произошло в Польше? А потому, что у вас ещё живет довоенное поколение, буржуазное, которые подталкивает молодежь. А у нас все воспитаны при социализме, потому что тех, кто помнит дореволюционное время почти никого в живых не осталось. Потому у нас народ глубоко убежденный сознательный. И на такое, как в Польше, не пойдет». Прошло несколько лет – и страна перестала существовать. То, что казалось раньше немыслимым – вдруг оказалось, как мыльный пузырь.

М. Шалыгин. То есть, ты сегодня видишь повторения этой ситуации?

А. Михневски. Я не могу ее не исключить.

М. Шалыгин. Подожди, ты меня извини, я всё-таки скажу, не хочу никого обижать, но это называется (у нас) «еврейский ответ». Я люблю еврейский народ, но в России это называется «еврейский ответ». Это означает: «ответить, ничего не сказав». Ты говоришь: «Не могу исключить». Я спрашиваю: «Да или нет?». А ты говоришь: «Не могу исключить». Ну, ты скажи (прямо) «Да» или «Нет» …

А. Михневски. Не знаю настолько у вас эти процессы проходят в стране. Я наблюдаю, например, за исламским миром в России. Как он растет, как он придерживается своим принципам, как он не поддается влиянию Запада, но принимая все «игрушки».

М. Шалыгин. Русский ислам – это несколько другой ислам, чем за пределами России. Вот, поэтому я всегда выступал сторонником объединения православия и русского ислама. У меня много среди мусульман друзей. Нам что делить? Мы друг друга с праздниками поздравляем в России. И в России – для меня лично – православные христиане ближе к мусульманам, чем к католикам. Для меня лично. В человеческом смысле. Но, я-то тебя о другом спрашиваю. Вот, те процессы, те реакции русского (советского) руководства, что – там, вот, в Польше есть Лех Валенса и «Солидарность», а у нас здесь, в Советском Союзе, такого не может быть. Сегодня это всё повторяется, на твой взгляд? Вот, эта убежденность русского руководства, что страна выстоит, ничего не случится, всё нормально.

А. Михневски. Мне кажется, что все процессы идут. Причем, идут глубоко. И под поверхностью, так сказать. Для меня, что самое главное, что меня удивляет прежде всего, если я сравниваю современную Россию с Советским Союзом – что у вас нету никакого проекта для Европы и для собственного государства. Вы как-то воспринимаете всё негативное из Запада, добавляете ко всему негативному. Тому, что у вас есть. Забывая о том, что есть позитивное. Как-будто вас не интересует. И поэтому, я когда-то в телеэфире здесь, в России, сказал, что мир, который я вижу сегодня в России, это даже не копия Запада, а подделка Запада. То, чего мне, как иностранцу, как поляку, не хватает в России – это Российского Проекта. То, что было, например, при Советском Союзе. Где был какой-то – хороший или плохой, эффективный или не эффективный. Но – какой-то (!) – Проект. Было, что можно было как-то определить. Социалистическая система, какой-то взгляд на международные отношения, которые для многих стран – я не говорю про сотрудничество в Европе, в странах третьего мира – было привлекательным.

  ***  

ПРЯМАЯРЕЧЬ

ШАЛЫГИН.беседы