ВИДЕО: Анджэй МИХНЕВСКИ. Россия конкурирует с Польшей за открытие низкотехнологичных («отвёрточных») производств Европы?

ШАЛЫГИН.беседы

ПРЯМАЯРЕЧЬ

Максим Шалыгин, политический эксперт (Россия).
Анджэй Михневски, журналист (Польша).
Беседа записана 28 августа 2018 года.

*ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ БЕСЕДЫ*Польша и Россия – враги?* – Россия конкурирует с Польшей за открытие низкотехнологичных («отвёрточных») производств Европы? – * Как Польша «работает по жителям Калининградской области»* – Польша в фарватере США – роль буфера между Россией и Германией – *Польша «не исключает распада России». Нынешняя Россия – это подделка Запада*Мечты руководства России о Европе «от Лиссабона до Владивостока» – утопия. ГосУправление в России – не-эффективно*России необходим собственный национальный Проект*

Россия конкурирует с Польшей за открытие низкотехнологичных («отвёрточных») производств Европы?



Максим Шалыгин, политический эксперт (Россия). Вот, понимаешь какая штука, дорогой друг, вот, если бы ты сказал, что Польша видит в России конкурента – экономического – в Евросоюзе, то я бы принял твой аргумент.

Анджэй Михневский, журналист (Польша). Это не так.

Максим Шалыгин. Ну, смотри, почему не так? Мы с тобой как-то ранее обсуждали страны «Вышеградской четверки» – это сборочные цеха Евросоюза.

А. Михневски. Все эти четыре страны – Чехия, Словакия, Польша, Венгрия – являются крупнейшим партнером экономическим Германии, с гораздо большим товарооборотом, чем Россия, Китай или Франция.

М. Шалыгин. Я о другом. В Евросоюзе – в разделении труда – функционал Польши каков? Сборочное производство, правильно?

А. Михневски. В большей степени, да.

М. Шалыгин. То есть, высокотехнологичные детали, узлы производят в Германии…

А. Михневски. Конечно.

М. Шалыгин. А, непосредственно, сборку осуществляют в Польше.

А. Михневски. В основном, это так.

М. Шалыгин. Прости, пожалуйста, учитывая экономическую политику российского правительства – которое очень гордится отверточной сборкой какого-нибудь автозавода в какой-нибудь Калужской области или Ленинградской области – ведь, по сути дела, это – конкуренция. Между Ленинградской областью, Калужской областью, Псковской областью и Польской республикой – за открытие завода «по производству отверточной сборки». Понимаешь, да? Люди и в Польше, и в западных областях России – они претендуют на один и тот же вид деятельности.

А. Михневски. Конечно, так можно сказать. Это также касается Украины. И других стран.

М. Шалыгин. Соответственно, экономическая выгода Польши состоит в том, чтобы подавить конкурентов, претендующих на их места или отбирающих возможный заработок. Потому что украинский рабочий (или русский рабочий) будет стоить дешевле, чем польский рабочий.

А. Михневски. Безусловно, можно сказать, что к этому сбудется вопрос. Поскольку сборочные цеха могут быть продвинуты далее на Восток.

М. Шалыгин. И Польша лишится заводов.

А. Михневски. А, это уже в какой-то степени, происходит сейчас. Поскольку поляки, в основном, уезжают на Запад, где лучшие условия устроиться в жизни. Да, на их место приезжают к нам украинцы, белорусы, в какой-то степени тоже, россияне. И они занимают их рабочие места. Потому наши предприятия нуждаются в рабочей силе.

М. Шалыгин. А теперь представь, что эти предприятия меняют юрисдикцию. И переезжают на Украину, но не в нынешнюю Украину, конечно. Переезжают в Белоруссию или Россию. И Польша теряет эти заводы. Я бы на месте поляков нашел бы в себе причины не любить Россию из-за этого. Из-за угрозы потери производств на своей территории, на территории своего государства. И я этот аргумент могу принять. Значит, соответственно, если справедливо это утверждение, то дружбе России и Польши может только помочь экономический рост в самой России. Потому что Польши вырасти не может – территория не позволяет, условия не позволяют, качество страны не позволяет. А Россия – большая. Может претендовать на какой-то экономический рывок, в промышленном смысле.

А. Михневски. Здесь вопросы в одном, если сравним рост ВВП в России, который на уровне 1.2%, с ростом ВВП в среднем по Евросоюзу, где он почти в два раза выше, и ростом ВВП в Польше, где он в три, почти в четыре раза выше, чем в России. Здесь, такого примера, мы не можем его использовать в нашем разговоре. Потому что он будет действительным только тогда, когда рост ВВП в России будет на уровне Польши. Поэтому, ваша экономика во-многом тормозит на сегодня.

М. Шалыгин. Принимается. Тогда можно сделать вывод, что поляки, политический класс Польши чувствуют некое превосходство над Россией, своё личное.

А. Михневски. Нет, это не имеет, не имеет экономического характера. Поскольку мы теряем, как польская экономика, прежде всего, например, сельское хозяйство, поставки пищевых продуктов в Россию. Они прекратились. Есть также много других тормозов, которые не позволяют на протяжении последних четырех лет развиваться полноформатному сотрудничеству в экономическом плане. Так что, если бы экономические вопросы решали бы проблемы, то подход у нас был бы другой. Сейчас он, в основном, политический. Мы придерживаемся линии, прежде всего, Соединенных Штатов по отношению к России. Это и есть противостояние вашему государству.

М. Шалыгин. То есть, экономика вообще не-при-чём?

А. Михневски. Экономика причём в одной области.

  ***  

ПРЯМАЯРЕЧЬ

ШАЛЫГИН.беседы