ВИДЕО: Государственный суверенитет России. Выпуск 4 (продолжение)

Государственный суверенитет и пространство СНГ

 (начало)

 Ю. Салозубов. Теперь по кадрам.

М. Мизулин. Да по кадрам и по политическому проекту.

Ю. Салозубов. По кадрам очень тяжелая ситуация. Потому что мы сколько лет уже говорим, что СНГ – приоритет наших отношений, это такая дежурная фраза, но кадровая оснащенность по СНГ – кране низкая. И в российском МИДе зачастую воспринимают направление в СНГ – как некий такой отстойник, ссылка для дипломатов.  Слава Богу, сейчас создано агентство по делам СНГ. Это серьезная организация, которая должна заниматься именно, прежде всего, экономическими и политическими  проектами. Что вы делаете? Почему вы не так активны? С точки зрения политического момента, в самой внешней политике России была определенная слепота. Мы видели процессы, происходящие на Ближнем Востоке, где-то там в Африке, но в упор не видели то, что происходит у нас под носом. А процессы, происходящие внутри СНГ, в наших ближайших страницах, должны быть приоритетными. Посмотрите структуру новостей – хорошо, что есть Ваша радиостанция, которая направлена на вещание для этих людей, которые остались. Двадцать пять миллионов наших соотечественников  осталось за пределами. Мы предлагали очень хорошую, простую меру – поднять доступ к получению образования нашими соотечественниками. Знаете, вот отмечали 90 лет со дня независимости Польши и мы узнали такую прекрасную вещь – поляки сделали карту поляка, карту соотечественника, которая позволяет гражданам, находящимся за границей, путешествовать, получать образование, работать на территории … А почему нам не сделать по аналогии с Британским содружеством – паспорт содружества? Который позволит не каким-то рабам – гастрабайтерам, которые на цепи держать в строительной будке, а нормально двигаться гражданам – получать образование, работать. Да, во многих странах живут хуже, чем в России, они стремятся в Россию просто сделать свою карьеру. Сейчас они находятся у тех князьков, у баев, у каких-то местных ханов в заточении. Давайте дадим людям возможность решать свою личную карьеру. Давайте дадим паспорт Содружества и этот  паспорт будет обеспечен и материальными и медицинскими социальными гарантиями. Пусть небольшими. Это хороший знак. Этот знак может сделать только Россия. Пусть это будет называться «видом на жительство», как угодно называйте, но это четко покажет, что всеет пространство перестало быть постсоветским. Нельзя же 15 лет жить в ситуации «после развода»? Надо думать о новой ситуации, надо показывать, что мы – начиная интеграционный проект, если не с чистого листа, то с новой реальной фазы.

Д. Берлин. Уважаемые гости! У меня к вам такой вопрос, который волнует многих наших слушателей, он периодически к нам поступает. Почему в Молдавии русские требуют суверенитет, и почему в Украине этого не происходит? Может быть, это нужно не  народу, а каким-то политическим элитам? Михаил Юрьевич!

М. Мизулин. Я не очень понимаю, к сожалению, ситуация в этом вопросе, которая сегодня происходит среди наших украинских братьев. Честно говоря, мне кажется, что здесь где-то взаимная недоработка.  Имеется в виду – высшего политического руководства. Мне кажется, что мы где-то, на уровне технологий, недооценки этого вопроса находимся. Но, видимо, надо делать узкую специализацию, историческую специализацию, нужно больше выделять ресурсов.

Д. Берлин. Изучать.

М. Мизулин. Нужно изучать. Ну а потом нужно как-то более  смело реагировать на, так скажем, такие новеллы, как, скажем, закрытие всех теле – и радиовещательных каналов. То есть у нас, в экспертном сообществе, уже должны быть разработки. И здесь, мне кажется, мы опаздываем. Мы что-то скромничаем, что-то ждем, хотя, Юрий Михайлович абсолютно прав, люди ждут. Мы не должны забывать, что репрессионный режим Украины преследует людей, которые поднимают голову в защиту русского языка…

Д. Берлин. Ну, вот нас, например, запретили – компанию, звучание…

М. Мизулин. И если видеть официальные форматы встреч, то они носят обсуждение экономических вопросов – цена на газ, но с таким объемом, и с таким вниманием не обсуждаются вопросы культуры. И, в этом смысле, единые природы государства. Ведь все-таки, Святые мощи Ярослава Мудрого в Киеве – это … И если состоится проект отделения идеи единого российского государства – в этом вопросе идет серьезная идеологическая битва. И мне кажется, что последуют дальнейшие исторические публикации,  и я думаю. Что мы в очередной или в следующей передаче специально будем говорить об исторической науке, об историческом образовании, и эксперты более детально выскажутся. Но ведь по существу,  через это проект навязывается идея о том, что, либо, русского государства никогда не было, либо у него нет исторических глубинных корней. Либо у него нет духовных корней и оснований, либо оно когда-то там, после татаро-монгольского ига возникло. Собственно, я –то вот, как говорится…

Ю. Салозубов. Или после публикации Фоменко…

М. Мизулин. Да, или сразу, после публикации Фоменко, но я – в силу того, что увлечен и поглощен этой темой, я чувствую, что здесь борьба-то идет серьезная. Потому что затуманить идею государственности – это значит парализовать очень многие инструменты и институты. Я вот, сегодня, например, с тревогой вижу, как это сказывается на государственной дисциплине, на государственной дисциплине руководящего состава, я сегодня вижу, как это сказывается на больших дисбалансах, которые возникают в связи , я бы сказал, с отсутствием такой глубинной преданности служению идеала государства. Потому что, находясь с структуре поддержки идеи суверенитета, можно делать одну только вещь – ему служить. То есть, быть вместе с ним, и быть абсолютно включенным в его состояние  и содержание. Нам нужно, вот эти разрывы, максимально быстро ликвидировать. И то, что вы сказали в первом вопросе передачи, не допустить очередного разлома, потому что масштаб катастрофы, который может ожидать нас, не дай Бог, что если состоится это разлом, - мы даже не можем предвидеть. Почему – потому что перегруппировка сил вокруг пространства СНГ идет насколько быстрая, с моей точки зрения, и мощная, и включаются моментально сильные и мощные проекты. И я не сомневаюсь, что их сейчас включит и новый президент Обама, и эти проекты тоже расписываются. А по отношению к Украине – традиционно всегда эту проблематику вела, предположим, Австрия, да, частично Польша. И здесь мы вот какую-то такую занимаем не очень ясную  и не очень постоянно действующую позицию. В этом смысле, идея этого форума – как раз и возникала в силу того, что нам нужно постоянное присутствие государственного мышления, достаточно большого  количества институтов и лиц, и это мышление нужно пополнять и воспроизводить в связи с тоем, то этот процесс бурно идет и на пространстве СНГ, и процессах дальнего зарубежья. Ну насколько это удастся? Я благодарен судьбе, что мы ведем с Вами эту важную передачу, и компания «Голос России» все это поддерживает, и в структурах академии государственной  службы, и многих других учебных заведений, - это есть, Но это надо расширять.

Д. Берлин. Конечно. Быть более активными.

М. Мизулин. Это надо усиливать. В противном случае, на той же Украине, или в Молдавии, люди устанут ждать и они развернуться. Или их развернут.

Д. Берлин. Или их развернут, это да.

М. Мизулин. А что касается Приднестровья, то… Вот понимаете, мы сегодня говорили о кадрах, об обучении, там такая есть скромная проблема. Я знаю, что они в Москве учатся,  но, по существу, нелегально. И опять таки, государственная властная структура почему-то как-то по умолчанию боятся этим заниматься. То есть, если мы приходим туда и осуществляем поддержку в том числе, и кадрам, серьезно, то это надо переводить на формальный юридически язык. Делать поддержку этому проекту, а в противном случае, это будет опять то, о чем говорил Юрий Михайлович, вот такая разменная территория. А люди, в силу того, что они люди и вынуждены адаптироваться, они будут постоянно искать какие-то компромиссные варианты, и это будет ослабление наших позиций.

Ю. Салозубов. Я хотел бы дополнить – очень важная мысль, что надо сменить внешнеполитическую оптику, и отслеживать – четко разделять ирредентистские движения, которые направлены в сторону России. От сепаратистских движений. Для нас все были какими-то там Раскольниками, да, на территории СНГ. И вот Южная Осетия и Абхазия показали, что Россия впервые стала видеть ирредентистские движения – которые направлены на Россию. Если мы это видим, то мы автоматически видим кого и как где поддерживать. Второй – экспертный кадровый вопрос – колоссальный голод есть на кадры. Четыре человека  занимаются на профессиональном уровне Казахстаном, Институты должны быть. В США один небольшой провинциальный институт отслеживает одну страну мира. Поколениями передает элиту, кто родился, как политику вели в каком году, постоянный ведется мониторинг прессы данного государства. У нас – есть такое? Нет  такого. Нельзя использовать ни проблемы соотечественников, ни проблему таких разделенных народов в пропагандистском  пиарном стиле. Мы  это делали десятилетия. Мы не получили от этого ничего, кроме геополитического проигрыша. Поэтому, когда задают вопрос – я знаю есть много профессиональных организаций, которые, мягко говоря, используют этот вопрос для того, чтобы быть в фокусе внимания. Этот вопрос – крайне серьезный. И третий вопрос – о новых кадрах. Мне довелось изучать Казахстан. Вот там вопрос о смене кадров поставлен профессионально. Средний возраст управленца – 34 года. У нас – 50 лет превышает средний возраст чиновников государственной службы. Двадцать шесть лет – это начальник департамента, двадцать восемь – это зам. министра. Министры ведущего министерства бюджета – экономики бюджетного планирования – Бахыт Султанов 75 года рождения. 76-го. Вот уровень кадровой смены.  И когда Медеведев ставит вопрос о том, что нам нужно набрать президентскую тысячу, сделать программу формирования резервов, я спрашиваю – кого мы будем набирать? Мы что будем брать менеджера широкого профиля, которые остались без мест в результате экономического кризиса. Которые придут с той же задачей максимизации административной чиновничьей ренты, или набирать людей, которые приходят с моралью этики служения. Нам нужны люди с этикой служения, которые не будут торговать ни должностью, ни креслом, ни суверенитетом России.   Вот в этом плане, задачи, которые ставит Михаил Юрьевич,  и то место, которое он занимает, с моей точки зрения, является ключевой для практической реализации суверенитета России.

Д. Берлин. Это очень хорошая точка в нашей сегодняшней программе. Тема который была «Государственный суверенитет и пространство СНГ». Я благодарю нашего гостя политолога, директора по спецпроектам Института Национальной стратегии России, главного  редактора АПН «Казахстан»  Юрия Михайловича Салозубова – спасибо Вам большое. И, конечно, моего соведущего, автора этой идеи вообще – цикла – представляю вам еще раз - кандидат философских наук, доцент кафедры политологии, первый заместитель директора Института дополнительного профессионального образования Российской Академии государственной службы при президенте России Михаил Юрьевич Мизулин. Спасибо Вам, большое, Михаил Юрьевич.

М. Мизулин. Спасибо Вам, Диана Иосифовна.

Д. Берлин. Я благодарю всех, кто был с нами и ровно через неделю – мы встречаемся в это же время, в этой же студии.