ВИДЕО: МАСТЕРА. Александр МАСЛЯКОВ (продолжение)

Проект "МАСТЕРА"

Мастер – Александр Васильевич МАСЛЯКОВ,

Ведущая – Диана БЕРЛИН.

(октябрь 2009)

ПРОДОЛЖЕНИЕ (начало беседы)

Д. Берлин. Все-таки, ты считаешь, что это было заложено?

А. Масляков. И меня, в принципе, вот по большому… не потому что я –гений… Я не гений – слава тебе, Господи… Меня, к первым моим шагам, вот, Бэлла Сергеева, о которой я вспоминаю, (это святое, для меня и для супруги, она, как бы, телевизионная крестная мать. Конечно, что-то, чему-то… Не то, что сидела и учила меня… А я что-то наблюдал, она что-то говорила, причем, разными методами. Потому что в одной из передач - прямой эфир, напоминаю – я что-то сказал, то ли суть конкурса рассказал, отошел, вроде, все правильно, не запнулся, отошел к порталу, стою, и вдруг… А в телетеатре, там на втором этаже была эта аппаратная, и вдруг слышу стук каблуков. (Она на высоких каблуках ходила!) Цокот по лестнице спускается, появляется в дверном проеме этого портала, смотрит на меня, я так на нее – гордо, она на меня смотрит: «Ты – дурак, Масляков! Ты – ДУРАК!» Поворачивается, и наверх, в аппаратную… И я понимаю, что я чего-то… Думаю, ага, думаю я, я совершенно сказал не так. Ну – примитивно – надо не справа, а слева. Но это меняет ситуацию! Я говорю о методике обучения. Вот. А это, ну, все нормально, никаких обид на нее не осталось, после того, что она выяснила, что она выяснила, что Масляков – в этой ситуации – дурак. Ни у меня к ней никаких не осталось претензий. Но вот так, чтобы кто-то меня учил… Дальше я плыл и учился. Учился и плыл. А про колею, про ухабы, мы это уже говорили. Но! У КВН есть одна, как это сказать… понятно, что мы планку сейчас совместными усилиями, с КВНщиками, с моими коллегами – мы достаточно высоко подняли планку, КВНскую, в высшей лиге, и в наше молодежной премьер-лиге, и , конечно, очень трудно всем 560 командам впрыгнуть в эти высшие эшелоны… Вот. Но есть смягчающие обстоятельства, извиняющие обстоятельства, это - самодеятельность! Это - самодеятельность, они – энтузиасты. Они этого хотят. Они хотят показать то, что они могут. Увидели, услышали, подучились, вот они – такие. Другой вопрос, не хочу вообще к нему…его касаться и говорить о нем, но не могу не сказать. (прошу прощения у радиослушателей), я тоже это всегда говорю, понимаете, когда человек, стоя в КВНовской линеечке, в своей команде, но что-то делает классно, и его товарищ что-то делает классно, и третий их товарищ – что-то похуже делает, но он делает то, что ему положено в этой ситуации, и вот они вместе – они команда. И я смотрю и радуюсь. А когда кто-то КВН – ну, отыграли и отыграли. Вообще не надо особо судить строго. КВН – это, в принципе, игра молодых. Кто-то становится старше, и не мучайте себя, не смотрите КВН. Ну, это дело молодых! И вот когда кто-то из это линеечки выходит – а сейчас такая вольготная жизнь на телевидении … такое количество каналов! Где-то тебя и возьмут! Ты – засвечен. И ты – возьмёшь! И вот несколько человек – он справились с этой задачей, на мой взгляд. А вот в принципе, когда ты один появляешься передо мной, перед зрителем на телеэкране, у меня к тебе уже другой счет! Тут я хочу увидеть профессионала уже. А профессии – учатся! Актеры – талантливые люди – приходят в училища, их же учат чему-то?

Д. Берлин. Конечно, конечно…

А. Масляков. А ты, как один мой приятель сказал, умеешь одним пальцем на клавишу нажимать…

Д. Берлин. … так и продолжаешь…

А. Масляков. И так ты здорово нажимал! А еще на другие клавиши твои товарищи нажимали по команде!

Д. Берлин. И что-то получалось…

А. Масляков. А ты вышел, и этим же пальцем, на эту клавишу, да, хорошо, ну, помнишь, он же смешной, а ты опять на эту клавишу! А ты – опять! Но это кончится, увы!

Д. Берлин. Я как раз хотела тебя спросить…

А. Масляков. Не будем о грустном! КВН – игра веселая!

Д. Берлин. Ты один вопрос у меня вычеркнул, я как раз хотела у тебя спросить…

А. Масляков. Я знаю, Дина, я знаю!

Д. Берлин. Ты все знаешь, поэтому с тобой очень трудно. Давай, на какой-то момент, насколько это получится, забудем о КВНе.

А. Масляков. О! Давай! Если получится.

Д. Берлин. Вот если не КВН - то что? Ну, вот ты не занят, ты не делаешь, ты не пишешь, ты не просматриваешь…

А. Масляков. А, нет, так просто, ситуационно, по времени?

Д. Берлин. Да, да. То – что?

А. Масляков. Ну, во-первых, все равно сидит КВН, потому что вот мы только что сняли финал премьер-лиги, закончится монтаж, скоро эфир, потом в это же воскресенье выходит летний кубок замечательный ретро, который 13 числа, сентября, вернее, который тоже с поворотом таким, сняли и игра получилась…

Д. Берлин. Так, ты опять говоришь о КВНе…

А. Масляков. Ну, ты говоришь – что кроме КВНа, я тебе говорю, все-таки, КВН.

Д. Берлин. Все равно КВН…

А. Масляков. Работа, все-таки. Вот такой вот…Я…

Д. Берлин. Ну, да…

А. Масляков. Да, ничего, книжки, книжки, книжки…

Д. Берлин. Есть время на чтение?

А. Масляков. Телевизор…Да есть, конечно, но это смешно, если бы я стал говорить, что нет времени читать книги. Ну, это глупость. Да, на дискотеки я не хожу, но на книжки у мен есть время, есть время иногда в театр сходить, есть время иногда в кино посмотреть. К сожалению, приходится сегодня чаще всего смотреть уже на DVD … А не в кинотеатре, хотя, это совершенно другое ощущение. Абсолютно, когда ты сидишь…

Д. Берлин. Я даже себе не представляю, ну как ты приходишь в кинотеатр?

А. Масляков. Да ладно, сейчас таких …

Д. Берлин. Ну, ты пришел в кино, и куда смотреть? На экран или на Маслякова?

А. Масляков. Да, ладно… Таких сейчас много, популярных, заметных, известных…

Д. Берлин. Они не ходят, он ездят в линкольне. Мы сейчас же не говорим… Мы сейчас говорим о Маслякове.

А. Масляков. Я тоже давно на метро не ездил,

Д. Берлин. Это – другое…

А. Масляков. …честно тебе скажу. И по этой причине тоже. Вот, спокойнее… Спокойнее…Хотя, сейчас, наверное, получается на метро быстрее.

Д. Берлин. Да, пробки кошмарные.

А. Масляков. Чем на автомобиле.

Д. Берлин. Ну, вот тогда скажи мне…

А. Масляков. Ну, книжки, я вот талдычу, талдычу, но, все-таки, книжки, наверное.

Д. Берлин. А если вообще не КВН? Ну, вот не дай Бог, это и для нас плохо, и для тебя плохо…

А. Масляков. Не, ну мне это уже, как бы, все равно, я уже пожилой человек! Я уже буду сидеть на пенсии, ловить рыбу, не знаю…

Д. Берлин. Подожди, ты действительно любишь ловить рыбу?

А. Масляков. У меня отец очень ловить рыбу любил, и он маленького внука – сына Сашу – пытался к этому приучить, а меня, почему-то, он не … Ну, вот есть у меня что-то от отца, вот он – человек очень был…

Д. Берлин. Он – летчик, да?

А. Масляков. Он был летчик, да. Он был очень человек такой, сосредоточенный, в себе. Вот, кстати, Саша в отца больше, он, как бы, больше в себе…

Д. Берлин. … в деда…

А. Масляков. Я-то, к сожалению, больше, как матушка моя. Я больше, как-то так вот, больше распахнут, это хуже. Но, ну найти себе занятие можно. Что же мне искать? Мне немало лет…

Д. Берлин. Да нет, ну, при чем тут «немало лет»? Это совершенно не это!

А. Масляков. Нет, ну что ты хочешь сказать, что, ну, ах, нет КВНа? Я пошел, купил револьвер и застрелился? Ну, а что? Что?

Д. Берлин. Нет, ты не сделаешь этого.

А. Масляков. Я не сделаю…

Д. Берлин. Ты все равно этого нет сделаешь!

А. Масляков. Я этого не сделаю…

Д. Берлин. Я просто хочу тебя подвести к тому, в чем я практически, уверена. Ты еще можешь удивить нас чем-то другим. Просто, пока это идет.

А. Масляков. Нет, нет, ты знаешь, я ведь…

Д. Берлин. Я думаю, у тебя там что-то зреет…

А. Масляков. Я ведь вел КВН, и я убегал во многие другие передачи, параллельно было много передач, и мне приятно вспомнить какие-то из них. А какие-то я забыл, потому что их было много. Я могу вспоминать чего сейчас нет: и фестивали молодежи и студентов в разных странах и весях, и песенные фестивали, на которых мне доводилось, как бы, тоже быть. Быть приближенным к этим событиям. Ну, мало ли что? Какое-то время, да, я был уперто в КВН, и меня сложно было вытащить, скажем, в другие какие-то телевизорные действа, но вот, Первый канал, как бы, вдруг вытащил меня на «Минуту славы». В жюри усадил. Для меня это было немножко неожиданно, потом они стали мне объяснять, что, ну, была ж передача «Алло, мы ищем таланты», Вы же делали ее, это же тоже. И я подумал, ну, действительно, тоже, и в КВН новые люди приходят, и эти приходят разные люди со своими … прибамбасами, талантами…

Д. Берлин. А ты имеешь вообще право отказываться?

А. Масляков. А как? Я не понял вопрос? От чего?

Д. Берлин. Ну, ты работаешь…

А. Масляков. Я имею право отказаться от всего.

Д. Берлин. Имеешь такое право.

А. Масляков. Я человек, который, ну, как бы…

Д. Берлин. И способен на это?

А. Масляков. Способен. Вот я очень лихо отказываю всем журналистам, которые работают…

Д. Берлин. Интервью, да?

А. Масляков. Я немножко не потому, что «Ах, какие Вы», ну, вобщем, и «Ах, какие Вы!» … Потому что есть какой-то перечень вопросов, на которые мне уже неловко отвечать. Потому что врать и выдумывать какой-то другой ответ – это нелепо. Поэтому я отвечаю, меня спрашивают, я отвечаю, как это было. И отвечаю уже … и перечень вопросов один, и перечень ответов. И мне уже неловко перед слушателями и читателями: что ж я, почему я тебе говорю: «Дин, давай не будем», потому что …

Д. Берлин. Об – этом, о – том… Да, да, да, это я понимаю.

А. Масляков. Потому что радиослушателям как-то все это известно.

Д. Берлин. Нет, а скажи мне, вот, во-первых, нет. Это ты напрасно так думаешь!

А. Масляков. Хорошо!

Д. Берлин. А скажи вообще, как ты считаешь, дружба есть такое понятие сейчас?

А. Масляков. Ну сейчас я не знаю, но вообще я…

Д. Берлин. Ну, для тебя, вот в твоем поле видения, вот в твоей жизни?

А. Масляков. Ну, понимаешь, вот я думаю, что ничто человеческое и сегодняшнему человеку не чуждо. Хочется верить. Поэтому, все-таки, дружба – это… это очень важная вещь в жизни. Это не только… Ну, мне повезло, я счастливо женат. Мы вместе со Светланой много лет, и работаем …

Д. Берлин. Но она и друг?

А. Масляков. Она – самый большой друг.

Д. Берлин. Так тоже не всегда бывает! Жена – это жена!

А. Масляков. Она – самый большой друг.

Д. Берлин. Это правда очень важно, это правда – везение!

А. Масляков. Потому что я не скажу, что у меня масса друзей. Увы, нет! Потому что с годами друзья не приобретаются, мне кажется. Чем ты становишься старше – тем меньше возможности и внутренней потребности даже обзавестись каким-то другом. Мне так кажется. Или остаются проверенные веками люди, с которыми тебе хорошо, с которыми ты дружен, или вот, увы, как в моем случае, в общем, у меня море – масса знакомых… И всё. А о друге мы уже сказали.

Д. Берлин. Это ты замечательно ответил. Саш, скажи мне, пожалуйста, вообще, что ожидает наше телевидение?

А. Масляков. Нет, я….

Д. Берлин. Я знаю, что ты не любишь предсказывать, что ты не провидец…

А. Масляков. Ой, нет! Дина, я тебя умоляю!

Д. Берлин. Но вот все-таки, ну скажи, возможно ли…

А. Масляков. Да никто не знает! … что ожидает наше телевидение.

Д. Берлин. Ну, какие-то предпосылки!

А. Масляков. Ну, что, я сейчас начну брюзжать, что вот раньше … вот раньше, вот сейчас – по 8 передач в день могут снимать. Для меня – это нонсенс! Для меня рекорд был – я радовался, когда я молодым, в общем, ведущим, я в один день, днем я снял передачу «А, ну-ка, девушки!» А вечером я поехал, и была передача «Песня года», которую я вел со Светланой, по-моему, в тот момент или с Линой. Не много у меня партнерш было, в основном, Светлана Жильцова и Ангелина Вовк. Да. И я провел две большие передачи. И «А ну-ка, девушки!» и «Песня года» - большие передачи, я их провел, и был счастлив, что я не очень… я не подвел никого, ну, скажем так, в этой ситуации. Сейчас могут снимать по 8 передач в день. Все получается, это – замечательно! Наверное …

Д. Берлин. Ну, что? Может быть, это за счет технологий?

А. Масляков. Может быть…

Д. Берлин. Может быть, это за счет технологий?

А. Масляков. Да, нет, это не за счет технологий…Это за счет каких-то других… Другие мотивы, какие-то руководят этими процессами. Дело в том, что, наверное, мы тоже КВН могли бы снимать, я не знаю, ну, три – четыре передачи в неделю. Пять. Но это был бы конвейер. А не хочется превращать в конвейер эту затею. Все-таки, мне хочется думать, что мы с коллегами или с КВНщиками, или с КВНщиками и с коллегами, мы какой-то штучный товар производим, понимаешь? Ручная работа. И в этом есть свой кайф. В этом есть свое удовольствие.

Д. Берлин. Вот ты знаешь, я честно тебе скажу, я зритель КВНа. Я смотрю.

А. Масляков. Правильно.

Д. Берлин. Правда, вот, честно тебе говорю, хоть ты и сказал, что людям в определенном возрасте смотреть. Не смотрите!

А. Масляков. Нет, нет, это те, кто брюзжит, что было лучше.

Д. Берлин. Нет, я смотрю. Мне очень нравились те команды, и очень…

А. Масляков. Я тоже в определенном возрасте, между прочим… Я не только смотрю КВН…

Д. Берлин. Ты всегда молодой! Ты всегда молодой!

А. Масляков. Да, ну.

Д. Берлин. Я тебе что хочу сказать, ты знаешь, ты как-то их не балуешь своей реакцией. Если ты улыбаешься – они счастливы.

А. Масляков. Ну, ладно…

Д. Берлин. Но это так! Но это правда так! Ну, ты вот наблюдай.

А. Масляков. Нет, я наблюдаю за ними… Я нормальный человек!

Д. Берлин. Ну, вот жюри, например, умирает от смеха!

А. Масляков. Я нормальный человек, когда если смешно – я смеюсь. Я тебя уверяю. Но я не должен, понимаешь, функция моя, как ведущего этой передачи, совершенно другая. Я не случайно, в итоге всяких терзаний, и проб, и ошибок, я выбрал себе вот этот уголочек.

Д. Берлин. Ну, да, да. Уголочек, да…

А. Масляков. Уголочек я себе выбрал. Мы были на сцене, выходили со Светланой, и один я выходил, я сидел в зале – придумывал себе место, я сидел в одном ряду с жюри, просто мое место было…Потом я нашел себе вот этот уголочек, и моя функция – моя функция «не тянуть одеяло на себя». Моя функция, как бы, помогать … и в какой-то момент вылезти, высунуться из этого уголка, и чего-то вякнуть. Надеюсь, хорошее…

Д. Берлин. Желательно, в нужный, в тот самый момент…

А. Масляков. Ну, надеюсь, в тот самый момент.

Д. Берлин. А вот скажи, бывает вот так? Вот ты явно внутри симпатизируешь этой команде, ну а показывать же нельзя…

А. Масляков. Бывает, а почему, повторюсь, я нормальный человек, поэтому, «кто любит попадью, кто попову дочку». Мне какие-то команды, может, больше…

Д. Берлин. Ну, да…Но ты не помогаешь им?

А. Масляков. Нет, ну, как я могу помогать?

Д. Берлин. Никак? Вот прямо никак? Это надо себя держать!

А. Масляков. Я не должен им помогать! Ну – как?

Д. Берлин. Не должен-то ты не должен, но…

А. Масляков. Я не должен, и я этого не делаю. Это же очень просто! Никаких переходных моментов между должен и делать - при входящих обстоятельствах, - вот в этой ситуации, по крайней мере, для меня не существует.

Д. Берлин. А в жизни?

А. Масляков. В жизни… В жизни сложнее, в жизни проще, и где проще – где сложнее – не знаю. Сложно сказать. В жизни, понимаешь, ну как-то я опять говорил на эту тему, в жизни … ну, можно быть таким просто… скалой. И пусть об тебя бьются все эти волны. Но, во-первых, это надо, чтобы «кожа задубела» … у меня даже за столько лет и десятилетий она не задубела, к сожалению. Ну, не важно, я сейчас не про это. Я про то, что, ну, компромисс существует. Компромисс – это один из инструментов, который тебе нужен в твоей работе. Ну, понятно, говорил я уже где-то, можно биться головой о стенку, ну, стена каменная, голова хрупкая.

Д. Берлин. Ну, ты ее разобьешь, в итоге…

А. Масляков. Можно…Разобью. Кому это хорошо? Можно попробовать обойти, но неизвестно, где эта стена заканчивается. Да, ты идешь на компромисс. Но ты идешь… Это не внутренний компромисс, я… хочется быть честным перед самим собой. Внутренние компромиссы какие-то… Я стараюсь бежать от этого. Я стараюсь, как бы, внутри себя твёрдо стоять на том, во что я верю, в чем я убежден. Но! Если говорить о работе – и об инструментах, которые нужны, для того, чтобы эта работа проходила так, как ты себе это представляешь. Это не значит, что это поможет. Но ты не можешь не использовать такой инструмент, как компромисс. Ты должен пойти на компромисс! Извините, за все… мне не свойственный пафос, но во имя того дела … которую на данном отрезке времени делаю…

Д. Берлин. Да. А вот ты знаешь, у меня такой вопрос, если не хочешь – не отвечай.

А. Масляков. Не хочу!

Д. Берлин. Ну, ты сначала подумай.

А. Масляков. Ну, попробую.

Д. Берлин. Довольно часто в зале на твоих КВНах сидят первые лица. Ты узнаешь об этом заранее?

А. Масляков. Ну, как заранее…

Д. Берлин. Ты, как-то, меняешь программу…

А. Масляков. Нет, нет. Ну, давайте вот по свежим следам. В очередной раз, в 16-ый раз подряд, мы снимали летний кубок КВН. Эта игра, в которой сходятся обычно только чемпионы КВН. Сезонов разных. В этом году мы придумали себе какой-то другой ход, какой-то немножко ретро КВН, чтобы вытащить немножко старые … По мне, так они и эти еще не старые, старые те команды, которые были, когда я начинал. Ну, как-то ретро сделать это. Ну и пахали мы свой огород, пахали, пахали, Сочи, лето, приехали, приехали команды, редакторы, мы работали, всё… Накануне выясняется, что к нам собирается придти Дмитрий Медведев, с супругой.

Д. Берлин. Прямо накануне?

А. Масляков. Ну, а когда я могу об этом узнать? По –моему, я даже сказал накануне съемок, и еще Света сказала, ты не так сказал, надо было по-другому сказать, я говорю, я сказал так, как сказалось. И да, очень много было … Это президент государства, президент нашей страны, понятно, появляются дополнительные какие-то сложности. Но – это сложности. Надо как-то у режиссера появляются дополнительные проблемы, надо как-то показывать, протокольная служба, надо как-то рассадить, усадить гостей. Потому что это все …

Д. Берлин. Первое лицо государства…

А. Масляков. Это первое лицо государства. Это так должно быть, так бывает во всем мире, и мы тут … Но! Что касается программы – да, в разминке, КВНщики, а разминка была с залом, естественно, с неподготовленным залом, выходили к микрофону и задавали вопросы, естественно, не могли обойти вниманием присутствие президента – вокруг этого были какие-то юмористические ходы, шутки были нормальные, все, нормально, но – программу никакую мы… специально мы ничего ни зачеркивали, ни выбрасывали…

Д. Берлин. И ребят ты не собирал, помните, как раньше, нас собрали бы…

А. Масляков. Да нет, ну, какое… Ребята … мы с ребятами планово встретились на одной репетиции, потом на другой, потом поговорили. Решили, что хорошо, что плохо. И это шло совершенно параллельным курсом. Мы делали свое дело. И там кто-то возник, или кто-то из жюри сказал, что что-то такое, я сказал, да нет, да простит меня Дмитрий Анатольевич, мы же не готовили специально для прихода президента свою программу. Вот она такая, какая она выстроилась. Вот, немножко пространный ответ на твой вопрос про первых лиц.

Д. Берлин. Нет, очень…Я бы сказала, очень конкретный, абсолютно конкретный вопрос…

А. Масляков. Ну, так получилось, потому что это только- только, поэтому…

Д. Берлин. И именно это мы увидели на экране, между прочим… Именно это мы увидели на экране. И со стороны ребят, и со стороны ведущего.

А. Масляков. Ну, Даст Бог!

Д. Берлин. Скажи, пожалуйста, ну вот ты – Мастер, и это не обсуждается, это – факт…

А. Масляков. Ох, как это приятно слышать! Хотя, я не понимаю…

Д. Берлин. Это совершенно не комплимент…

А. Масляков. … хотя я не понимаю, что это такое.

Д. Берлин. А я тебе скажу. А! Тогда я тебе задам вопрос!

А. Масляков. Скажи! Скажи, что это такое.

Д. Берлин. Скажи, кого ты можешь назвать Мастером?

А. Масляков. Стоп!

Д. Берлин. Вот скажи, кого ты можешь назвать Мастером?

А. Масляков. Стоп. Масса людей, которых я мог назвать мастерами.

Д. Берлин. Масса даже? Ну, например …

А. Масляков. Для меня никаких примеров! Ты ждешь примеров из телевизионной практики?

Д. Берлин. Нет! Нет, не обязательно!

А. Масляков. Ой, ну, сложно, их много, их много – мастеров! В искусстве … В литературе полно…

Д. Берлин. Ну, прямо вот, полно?

А. Масляков. Полно Мастеров! В литературе…

Д. Берлин. Ну, опять же – полно? Саш, ну, не может такого быть!

А. Масляков. Дина!

Д. Берлин. Все равно, мастера – это те люди, которые на какие-то ступеньки все равно вышли.

А. Масляков. Нет. Ты хочешь, чтобы я подскочил сейчас на эту ступеньку, тоже сказал…

Д. Берлин. Я знаю Тебя!

А. Масляков. … поскольку я участвую в передаче «Мастера»? Поэтому, давай считать, что мастеров – много.

Д. Берлин. Вот ты понимаешь! Вот у тебя поразительно это! Это состояние твое – вот совершенно поразительное.

А. Масляков. Какое состояние?

Д. Берлин. При чем, я-то знаю, я-то знаю, что ты не играешь, абсолютно не играешь! Вот это и есть – Александр Масляков.

А. Масляков. Как жена моя скажет, опять ты ничего конкретного не сказал, опять ты растекался…

Д. Берлин. Света, я должна тебе сказать – что сказал, и сказал очень много! Может быть, даже, сам того не понял, а, хотя, «не понял» – тоже к нему не подходит. У меня еще один вопрос.

А. Масляков. Да, пожалуйста.

Д. Берлин. Вот как ты считаешь? Мастеру – Маргарита нужна? Или он сам по себе мастер?

А. Масляков. Ну, вообще хорошо, когда есть Маргарита…

Д. Берлин. Да?

А. Масляков. Да. Но, мастера – разные, понимаешь, если мастер сильно… не, нужна, нужна… Нужна! Я могу опираться только на свой опыт.

Д. Берлин. Конечно, я только тебя спрашиваю.

А. Масляков. Поэтому, нужна, и мне повезло.

Д. Берлин. Вот это совершенно замечательный ответ. Вот, Света!

А. Масляков. Я был конкретен!

Д. Берлин. Вот, а ты это увидишь и услышишь.

А. Масляков. Я был конкретен!

Д. Берлин. Да, теперь скажи мне, пожалуйста, вот что – что дальше?

А. Масляков. А дальше? Что дальше? Во-первых, жизнь продолжается, во-вторых, есть сын, у сына – есть жена, у них есть дочка. Вот – что дальше – я про вопрос, которой три месяца исполнилось.

Д. Берлин. Вот- вот, этого я и жду!

А. Масляков. Совершенно неожиданно мы узнали, они , как бы, люди самостоятельные, ну, Сашка всю жизнь был Сам Самыч, мы его и звали, он сам по себе всегда, все внутри, деда я вспоминал…

Д. Берлин. Да еще при вашем режиме жизни!

А. Масляков. Да, неожиданно выяснилось, что невестка написала книгу. Это выяснилось – вот, вот-вот. Они пришли и сказали, Саша пришел и сказал: «Да, вот Лина написала книжку!» Я думал, он пошутил… Нет, Лина написала книжку. Вот это дальше… Я еще ее не прочитал. Хотя мне ее подарили…

Д. Берлин. Ну, а о чем она? В каком она?

А. Масляков. А это дневник молодой женщины. Это художественное произведение?

Д. Берлин. А! Вот именно, это не то, что там…

А. Масляков. Не, не, не, нет.

Д. Берлин. Мой тесть – Александр Масляков…

А. Масляков. Нет! Избави Бог! Нет, нет, нет, нет…

Д. Берлин. …художественное произведение…

А. Масляков. Она написала художественное произведение, выдуманный какой-то сюжет. Главная героиня - молодая женщина со своими какими-то перипетиями. Причем, насколько я понял, полистав, еще не глубоко прочитав это, это не то, что про себя. Она…

Д. Берлин. Это действительно художественная литература.

А. Масляков. Это вымышленный образ. Называется это – «Аморе миа. Дневник молодой женщины». Вот она сейчас продается в магазине. Для меня это вообще, вот это одно из вот из неожиданности жизни. Если ближе к телевидению, к КВНу, то ведь есть Саша, есть масса ребят, которые работают рядом со мной, рядом с ним. Молодых ребят, его ровесников, для меня молодых ребят. Ну, как бы, это продолжается. Есть тьма. Уже мы и не можем сосчитать и охватить. Масса КВНщиков, масса КВНовских команд не только в России, но и за рубежом во многих странах. Ну, я хочу верить, что это такая тень вечного двигателя. Потому что молодые рождаются, молодые рождаются с юмором. Им надо девать свои силы. Им надо свое творчество, которое во многих есть, куда-то вот прикладывать, актерское, литературное, администраторское, художеское, музыкальное.

Д. Берлин. Да, да. Вообще, все то, что они от родителей получили.

А. Масляков. Да, а вот тут это хороший синтез, неплохой синтез, это КВН, где можно устроиться или так, или так, или эдак.

Д. Берлин. Все, все, все…Абсолютно. А маленькая?

А. Масляков. Маленькая в три года она очень какая-то… Может, они все такие сейчас? Она очень какая-то развитая. Она вовсю говорит, и уже говорит с полгода, вовсю, вовсю говорит. С ней можно поговорить, абсолютно.

Д. Берлин. Ну, она может делать с тобой все, что хочет?

А. Масляков. Нет.

Д. Берлин. Ух, ты какой!

А. Масляков. Она может делать с родителями все, что хочет.

Д. Берлин. И с бабушкой.

А. Масляков. Это их дочь. Мы – бабушка и дедушка. Они живут своей самостоятельной жизнью. И я люблю Тасю, и Света любит Тасю. Но я считаю, что у них своя жизнь. У них своя семья. Да, мы видим внучку. Да, иногда мы где-то вместе параллельно отдыхаем и видимся. Все, и это удовольствие, и это радость. Но это их дочка. Они родители, они семья. Они должны проживать свою жизнь. Я благодарен своим родителям за то, что они мне дали в свое время. Ну, они были люди, так сказать, к творчеству не имели вообще отношения. Но они мне что-то дали. Но они мне что-то дали…

Д. Берлин. И, тем не менее, такого мальчика воспитали.

А. Масляков. Откуда-то это все взялось. Те крохи хорошего, что, можем предположить, у меня есть. Это все-таки оттуда начинается, от родителей. Поэтому я хочу, чтобы то хорошее, что… те крохи хорошего, что есть в сыне, в его жене в Лине, они… не, они хорошие ребята…

Д. Берлин. Пошли дальше.

А. Масляков. Они пошли дальше, они дали своей дочке. Это уже их путь, это их жизнь. А мой путь вот… вот такой.

Д. Берлин. Спасибо огромное. У меня маленькая просьба. Вот буквально минута, буквально минута. Мне бы очень хотелось, чтобы ты нашел какие-то слова и именно для тех людей, которые живут по разным причинам, иногда не по своей собственной воле, далеко-далеко за пределами России. Но все, что происходит в России, начиная с русского языка и вообще все – плохое, хорошее, плюсы, минусы – для них это их жизнь.

А. Масляков. Ну, я хочу, чтобы они были (с общих слов начну), во-первых, здоровы. Во-вторых, счастливы. В-третьих, благополучны. И раз они выбрали этот путь или у них сложилась так жизнь, так пусть все перечисленное будет на этом пути, который они сейчас проходят. Я хочу, чтобы они получали удовольствие от того, что они делают. Я хочу, чтобы они получали удовольствие от своих детей и внуков. Я хочу, чтобы, если они помнят, что такое КВН, они продолжали помнить, что такое КВН. И говорили своим детям и своим внукам, которые, может быть, играют уже в КВН, а, может быть, ещё не играют, что это есть такая хорошая затея. Вот там, откуда мы приехали. И собственно, эта затея есть и в самых разных странах сегодня. И пусть и в КВН поиграют. В общем, пусть жизнь будет такой полной-полной-полной по возможности. И удачи немножко, это важно.

Д. Берлин. Спасибо, спасибо тебе огромное. Дорогие друзья, уважаемые слушатели, это была программа «Мастера» и сегодня ее гостем был человек, представляя которого, не надо называть все регалии и премии. А достаточно сказать – Александр Масляков. Спасибо.

А. Масляков. Спасибо.

Д. Берлин. Ровно на неделю мы прощаемся с вами, до свидания.

Проект "МАСТЕРА"