ВИДЕО: МАСТЕРА. Елена КАМБУРОВА (продолжение)

Проект "МАСТЕРА"

Мастер – Елена Антоновна Камбурова,

Ведущая – Диана БЕРЛИН.

(июль 2009)

ПРОДОЛЖЕНИЕ (начало – здесь)

 

Д. Берлин. Мы продолжаем программу «Мастера», сегодня у нас в гостях народная артистка России Елена Камбурова. Мы в прямом эфире. До перерыва…

Е. Камбурова. Да…

Д. Берлин. Мы заговорили о кино…

Е. Камбурова. Да, о кино… И, может быть, и, я действительно очень рада что, ну мне доверили, ну, многие композиторы, среди которых Исаак Шварц, Эдуард Артемьев, Микаэл Таривердиев в своё время. И Генадий Гладков. И что среди многих песен лирических, были и те, в которых, ну, например, в которых я действительно за кадром должна была ощущать это драматическое состояние кадра. Вот. Это было и в «Рабе любви»,  и даже в «Приключении Электроника». Вот, я и хочу, что бы прозвучал, один номер из «Дульсинеи Тобосской» Генадия Гладкова и «Приключения Электроника».

Д. Берлин. Такие совершенно разные?..

Е. Камбурова. Ну да, да…

Д. Берлин. Давайте, давайте послушаем.

 (песня)

Д. Берлин. Ну вот, такой смешной Гладков…

Е. Камбурова. Ах, какая чудесная накладка произошла… Да, с Гладковым… А… Да…

Д. Берлин. Ну, давайте Электроника послушаем?

Е. Камбурова. Ну, давайте!

(песня)

Д. Берлин. Ну, я думаю, что, может быть не все знали, что это поет Елена Камбурова, правда?

Е. Камбурова. Да, да, да…

Д. Берлин. Ну, может быть, какой-то мальчик! Или девочка? Из хора мальчиков! Да. Ну, а сейчас, если можно, я хочу, чтоб Вы послушали буквально несколько слов, которые сказал здесь, в нашей студии один из героев программы «Мастера». Мастер, действительно, но абсолютно другого жанра и другого вообще вида искусства. Вот, может быть, Вы его узнаете, может быть, не узнаете, но речь шла о Вас. Пожалуйста! Так, вот такая маленькая накладка, я прошу прощения, уважаемые слушатели!

Е. Камбурова. Вам придется транслировать…

Д. Берлин. Нет, нет, нет! Мы сейчас обязательно это послушаем, обязательно! Потому что это удивительный человек. И я его очень люблю, и Вы тоже!

Левон ОГАНЕЗОВ: Камбурова – образец вкуса. Она делает замедление один раз, потому что она говорит: «Должен быть пульс, иначе ни словом, ни мелодией публику не возьмёшь. Её нужно брать шаманством. А шаманство заключается в «тум-тум-тум» ( Хлопает в ладоши) Вот в этом…(Играет на рояле)… «На Смоленской»… Она свободно пела…

Д. Берлин. Кто это? Вы не узнали? Ну, кто мог придти в эту студию прямо с инструментом?

Е. Камбурова.: А, почему, мне почему…

Д. Берлин. Левон Оганезов.

Е. Камбурова. А! Так я подумала… С инструментом… Может прийти …

Д. Берлин. Да, да, да. И действительно ли это так, обязательно должно быть шаманство?

Е. Камбурова. Ну, что-то, может быть, да…

Д. Берлин. А Вы знаете, вот я его, когда послушала, я поняла что он прав! Я потом вспомнила Ваш концерт, конечно, там есть это! Вы же «берёте» зал, просто «берёте» его и делаете из него что хотите! Вот всё что Вы себе наметили, все, вот, все те образы… Ну как? Ну, как, как большой артист! А, как Вы поёте Высоцкого?! Ведь последнее время это вообще стало модно, петь Высоцкого…

Е. Камбурова. Да…

Д. Берлин. И даже целые большие вечера, где артисты поют Высоцкого. Ну, многим, наверное, не стоило бы этого делать. Ну, Вы же это делаете, и как воспринимают зрители.

Е. Камбурова. Ну, да. Это вот тоже часть пути, которая совершенно для меня была непредсказуемая. Я никак не могла представить себе, потому что Булат Окуджава, Исаак Шварц… Вот это всё, это всё настолько моё. И… И даже любопытно, что в 86 году, меня попросили, ну, как уж, сыграть некую роль в первом фильме о Высоцком. И как раз там, я в полной растерянности, не понимаю, что это? Вроде бы… Ну, и не… Но оно пришло. Вы знаете, это, это умозрительно такие вещи не приходят, как, в общем, и, впрочем, и всё, что есть мой репертуар. Они начинают стучаться сами, песни. И вот однажды они постучались, одна, вторая, третья. Да…

Д. Берлин. А как Вы танцуете? Ну, ну Леночка ну это ж так! Ну, это ж так?

Е. Камбурова. Вы знаете, дело в том, что песня это ведь не только голосоведение, какие-то нюансы, это вторые голосовые связки, это руки, руки без которых иной раз думаешь, ну как же вот без них? Можно тоже, потому что есть такое состояние, когда они не нужны. Вот. И, ну, ежели бы, я ещё что-то умела, если этого требует песня, а не вообще какая-то надстройка над ней? Нет, она… Если это органично, значит это должно быть в песне.

Д. Берлин. Ну, у Вас всё органично…

Е. Камбурова. Да, да, да…

Д. Берлин. Давайте, всё-таки, вернёмся к вашему театру…

Е. Камбурова. Давайте, да…

Д. Берлин. Ну, вот расскажите, сейчас это уже настоящий театр, да?

Е. Камбурова. Да…

Д. Берлин. Ну, как Вы начинали?

Е. Камбурова. Я… Можно я похвастаюсь?

Д. Берлин. Конечно!

Е. Камбурова. Вот два дня тому назад, нам дали вот «Хрустальную Турандот» за спектакль, последний в такой в трилогии «Грёзы», «Абсент» и «Времена года». Который поставил наш Иван Поповский и музыкальный руководитель вообще всех этих трёх спектаклей Олег Симкин. То-есть, и подбор того, что может войти в этот спектакль, аранжировка, ну, и как бы, такое музыкальное сердце. И наши чудесные исполнители, мне их трудно назвать, вообще они для меня такие поющие феи. Вот, и наши музыканты, и общая атмосфера удивительная. Вот как-то, через… Ну это надо вот действительно видеть…

Д. Берлин. Это надо видеть

Е. Камбурова. Это надо видеть, да…

Д. Берлин. А вот они драматические артисты или они музыканты? Как, как…

Е. Камбурова. А Вы знаете как вот…

Д. Берлин. … Как набор в ваш театр?

Е. Камбурова. В любой непривычной обстановке человек должен забыть что он чего-то не умеет! Если это очень нужно, и если он в принципе талантливый человек, вот так случилось с нашими певицами, в общем-то, и Аня Комова, и Елена Веременко, Елена Пронина, и Надежда Гулицкая, и Ирина Евдокимова… В общем-то, они до этих спектаклей, ну, разве что Ирина, а все остальные это, такое, камерное пение. Но, Ваня, у него фантазия что нужно, здесь так, тут так, и уж совсем они разошлись во временах. Вот. Вот так что…

Д. Берлин. В общем, Вы довольны?

Е. Камбурова. Да. Ну, да конечно…

Д. Берлин. А кто Вам вручал «Турандот»?

Е. Камбурова. Нам, Боже мой. Нам вручали Захарова, да, вот Захарова, да…

Д. Берлин. Саша?

Е. Камбурова. Да, Саша Захарова. Вот, да…

Д. Берлин. Ну, вообще это одна из престижных премий

Е. Камбурова. Да, да…

Д. Берлин. Театральных…

Е. Камбурова. Было очень…

Д. Берлин. Театральных, вот что интересно…

Е. Камбурова. Это, это для нас очень важный день, вечер был. Очень важный, да… Потому что мы же в общем недавний театр, это счастье что тропа зрительская у нас абсолютно протоптана. Но вот тропа к… ну, как говорится, к комедийности, да? Она… Её ещё нет.

Д. Берлин. Ну, у нас же, Вы знаете, происходит круг, на нашем телевидении. На тебя…

Е. Камбурова. Он произошёл…

Д. Берлин. Тебя могут показать, если тебя знают, но тебя не знают, потому что тебя не показывают…

Е. Камбурова. Да… Да, да, да…

Д. Берлин. И вот этот круг он замкнутый. Ну, это не имеет значения, я помню годы, десятилетия, когда нельзя было показывать Градского, помните? А он был один из самых популярных артистов!

Е. Камбурова. Это даже служило некой популярностью… Он вот тот андеграунд, да… Ну, и сегодня в общем, тоже в общем, есть и певцы…  Которых знают всё равно…

Д. Берлин. Да. Ну, зато многие надоели…

Е. Камбурова. Ну, там мне трудно понять, что это, в общем…

Д. Берлин. Поэтому, Вы же так не хотите, ни дай Бог.

Е. Камбурова. Да, конечно…

Д. Берлин. А, я хочу Вам сказать, Елена Антоновна, вот мне передаёт режиссёр, очень много звонков из бывшего Советского Союза. Вообще, когда гастроли? Ожидаются ли, куда, и возможно ли?

Е. Камбурова. Ну, у нас, знаете, вот, мы недавно были в Америке, Теперь, значит, через полтора года следующий раз мы приедем туда. Где-то через год приедем в Израиль. Ну, вот так вот мы все время переезжаем. 

Д. Берлин. Нет, а лично Вы?

Е. Камбурова. Я, мы, я имею в виду, я говорю, когда «мы», конечно, я имею в виду себя, Олега Симкина, который всегда со мной. Вячеслава Голикова и наших звук и свет. Вот мы едем, конечно. И, конечно, я очень рада, что многие не мимикрировали под те, особенно, в Америке, там очень легко… Перейти на какие-то абсолютно прагматичные рельсы. И многие, я думаю, переходят, но для многих это какая-то удивительно эмоциональная встреча получается. Ну, не знаю. Много раз…

Д. Берлин. Ну, да. Если Вас принимают также, как вот то, что я видела…

Е. Камбурова. Да, да, да, да…

Д. Берлин. …в концертах. А что? Это же та же публика! Это же та же публика, та публика, для которой стихи Окуджавы значат многое в этой жизни. Давайте что-нибудь послушаем, Вы не возражает?

Е. Камбурова. Ну, давайте, да… Вот мы слушали из диска «Волшебная скрипка» два номера, а вот теперь седьмой, пожалуйста, поставьте, я скажу, это «Балаганчик» Владимир Дашкевича. Который сам продиктовал то, как его исполнить. Потому что до этого, я слушала в исполнении потрясающего хора! И, я не буду называть какого, и Свиридов, в общем, все прекрасно. Но…

Д. Берлин. Это Блок!

Е. Камбурова. Да, блоковский «Балаганчик», но это было просто музыкальное произведение. А вот Дашкевич сумел сделать его исполнительским. И вот, ну, получился вот он таким.  

Д. Берлин. Ну, давайте послушаем!

(песня)

Д. Берлин. Ну, вот, целый спектакль перед нами. Буквально целый спектакль. Александр Блок, Владимир Дашкевич, Елена Камбурова. Которая сегодня у нас в гостях. И…да, конечно, это еще надо видеть! Ну, правда, же?

Е. Камбурова. Да, да…

Д. Берлин. По-честному! Это, конечно, еще надо видеть, потому что это действительно театр. Ну, как, впрочем, и все, что Вы делаете – это театр. Скажите, пожалуйста, у меня, знаете, какой вопрос, который опять же часто встречается у наших слушателей. Вот не все точно знают, что это за история с бродячей собакой? 

Е. Камбурова. В смысле…

Д. Берлин. Памятник.

Е. Камбурова. А! Бездомной собаке! Просто «Бродячая собака» кафе было… 

Д. Берлин. Да, да, да. «Бродячая собака» кафе, да.

Е. Камбурова. Ну, да. Ну, я в числе тех, кто долго и не очень успешно занимается тем, чтобы в нашей стране был принят закон о защите животных от жестокого обращения. Вот. И на пути к этому, конечно, такой памятник, такой символ, как вот этот мальчик. Это конкретная история с бездомной собакой, которую все очень любили у метро «Менделеевская». И на глазах  у них, у работников метрополитена молодая девица сначала натравила ротвейлера на него, а потом подошла и просто семью ударами ножа его убила. Вот. Это, как бы, тоже вот какое-то…

Д. Берлин. И все это безнаказанно?

Е. Камбурова. Да, сначала безнаказанно, а потом, все-таки, ее нашли, вот…  Это, ну, такая… Но, главное, что это послужило такой… волна, и я была потрясена тем, что был, все-таки какой-то период, куда более обнадеживающий, чем сегодня. Когда на улицах, в общем-то, забирают, расстреливают на глазах у детей собак. Они страшно умирают, в общем, это, ну, ситуация, просто катастрофическая, трагическая. Абсолютно. Вот. Но, все-таки, и вот этот памятник есть, и та, конечно…  

Д. Берлин. Вот я прошу прощения!

Е. Камбурова. Да.

Д. Берлин. Чтобы поставить памятник …

Е. Камбурова. Да, о! Это целая… да, да…

Д. Берлин. У нас в Москве, это же нужно потратить…

Е. Камбурова. Мы очень много, да, потратили времени.

Д. Берлин. Мы – это кто?

Е. Камбурова. Я и очень многие. Ирина Озерная, и Цигали, которые братья, которые, в общем, этим занимались конкретно. И очень многие известные наши певцы и актеры. Наш театр просто собирал денежки на это, потому что не хватало…

Д. Берлин. И люди давали деньги.

Е. Камбурова. И люди, да, очень трогательно, иной раз, по 10 рублей высылали из какого-нибудь города. Об этом, в общем-то, были публикации в газетах, многие об этом знали. Вот. И, конечно, уж был период, когда мы поняли, что никогда его не будет. И вдруг неожиданно депутат думы Вадимович очень помог. В общем, как-то, и Гаев. В общем, начальник метрополитена. Тоже благосклонно к этому отнесся. Так что, вот, оно и случилось. Случилось чудо.

Д. Берлин. И сейчас этот памятник стоит.

Е. Камбурова. Стоит, да.

Д. Берлин. Боже мой! Я живу в Москве, вот позор какой-то! Я просто, ну не знаю, в субботу я буду на «Менделеевской».

Е. Камбурова. Посмотрите. Там, как, правило, много конфет рядом, цветочки, и он уже, вот его так много гладят по головке, что она уже, знаете, блестит! Вот, так что… Потрясающе, да.

Д. Берлин. Фантастика!

Е. Камбурова. Потрясающе, да.

Д. Берлин. Спасибо Вам за это тоже.

Е. Камбурова. Да.

Д. Берлин. Вы знаете, у меня такой вопрос. Я понимаю, что нам, приходящим на Ваши концерты, дает встреча с Вами, а что это дает Вам?

Е. Камбурова. Ну, это дает мне, мне даже кажется, что гораздо больше, чем зрителю, потому что, ежели бы, все было так вот благополучно, вот все. И страна такая, какой хотелось бы ее видеть, и люди сплошь и рядом, доброта, свет, ну и так далее. Может быть, вот это счастье притупилось бы. Но осознание, что есть другие люди, что они также чувствуют, как и я. Также способны на то, чтобы защитить самое беззащитное. У них глаза, у них лица, мы же отвечаем за свое лицо после 30-ти. Не за его красоту, а за его выражение, за выражение глаз. Ну, да, ну, вот. И то, что они есть, и то, что, а ежели бы их не было, я бы просто... Ну, меня бы просто уже не было. Я пыталась бы что-то записать, и то это все очень не просто. Вот. А то, что они есть, и я выезжаю, и это не камерные зальчики, это в Москве Вы будете, да, в камерном зале?

Д. Берлин. Да, да.

Е. Камбурова. Туда я выезжаю, и те, кто на с принимают, дают нам залы на 1000 – на 1200 мест. И они, в общем, практически почти всегда полные. Так что это, это, ну, вселяет, в общем, ну, радость самую элементарную. Что оно как бы, как бы ни уничтожалось, ни разрушалась русская культура, русское слово, звучание слова. Слово поэзии вообще сегодня даже мне сказали, что появилось такое словечко «духовняк». То есть, ну это вот все. Это Булат Окуджава, это, вообще, вот все то. Ну, оно есть. Ну, я надеюсь, что будущее время его вычеркнет.   

Д. Берлин. Вы знаете, все-таки, давайте мы скажем о том, что есть духовность. Духовность, которая… Которым заполнялось культурное пространство именно такими, как Булат Окуджава, правильно ведь? И нашей гостьей Еленой Камбуровой, и за это вам огромное спасибо, Елена Антоновна, и знайте, что у Вас очень много почитателей в самых разных уголках мира! Мира!

Е. Камбурова. Спасибо, спасибо!

Д. Берлин. Мы закончим, к сожалению, завершим сегодняшнюю встречу песней…

Е. Камбурова. Песней, которая, Вы знаете, я быстро скажу. Что я случайно попадаю на какую-то радиостанцию, оказывается, это «Детское радио», она такая добрая, светлая…

Д. Берлин. Доброе. Очень хорошее радио!

Е. Камбурова. Вот бы там звучал этот диск! Я все мечтаю им подарить. Это Александр Суханов на стихи Овсея Дриза «Зеленая карета».

Д. Берлин. Мы будем слушать эту песню, мы с Вами прощаемся, а с Вами, дорогие друзья, мы прощаемся ровно на неделю. Всего доброго. Будьте здоровы!

(песня)

Проект "МАСТЕРА"