ВИДЕО: МАСТЕРА. Игорь БУТМАН (продолжение)

Проект "МАСТЕРА"

(июнь 2009)

(начало беседы)

Д. Берлин. Как потрясающе звучит Лариса Долина! Ну, Ваша коллега…

И. Бутман. Партнер, коллега, подруга и в хорошем смысле очень хороший, так сказать, человек, с которым мы действительно уже несколько лет сотрудничаем, поем по всему миру.

Д. Берлин. Да, роскошная певица! Но ей было очень трудно. Когда она хотела петь джаз и пела. Это – ну, просто по тому времени – уникально. Это было все запрещено. Так что, Игорь, Вам повезло. Это было. Вы знаете, я буквально на минутку отвлекусь. Мне удалось записать в то время Леню Чижика и Ларису Долину. Там, у нас, в ДЗЗ, тайно! Не буду говорить, каким образом, но удалось записать. Я получила выговор, там, снятие прогрессивки и много чего другого, а запись осталась. И вот те люди, которые были тогда… вот сейчас, где снимаются по каналу «Культура» все интересные программы, вот эта студия была заполнена просто работниками Дома звукозаписи. Они все были умные, и себе на маленькие свои, там, магнитофончики…

И. Бутман. … магнитофончики.

Д. Берлин. …да, записали это.

И. Бутман. Так у Вас она есть – эта запись?

Д. Берлин. Есть. Есть. Я Ларисе на ее юбилей подарила. Есть, есть. Вот так вот, потихоньку пробивался джаз. А сегодня вы можете просто включить радио и слушать джаз. Есть потому что джаз… Кстати, как вы относитесь к этому радио «Джаз»?

И. Бутман. Ну, я к нему отношусь очень хорошо. Хотя там не так много, так сказать, того джаза, который я люблю играть, но отношусь хорошо. Всё, что связано со словом «джаз», мне уже нравится. Вот. Но там иногда бывают действительно шедевры джазовой музыки. Может, не в прайм-тайм, но они должны тоже, у них есть свои задачи. Но, если когда-нибудь появится настоящее джазовое радио, я думаю, что со временем дойдут до этого руки, то мы тоже сделаем, чтобы это было действительно радио, где играется, так сказать…

Д. Берлин. …настоящий джаз.

И. Бутман. …ну, больше, так сказать, более широкий спектр джаза, действительно… И который будет звучать 24 часа в сутки.

Д. Берлин. Игорь, теперь я хочу вас спросить вот о чём. И очень много – ну, уважаемые слушатели, вы уж простите, я не буду вас называть, но вот вы как раз интересуетесь тем, что интересно и мне тоже. Это понятно! Фильм «Стиляги» … Очень многие посмотрели, я тоже посмотрела и получила просто удовольствие. Спасибо Ярмольнику за то, что он придумал этот фильм и сделал его. И там одна из последних ролей, маленькая, но, конечно, роскошная, Олега Ивановича Янковского. И честно Вам скажу, я вот пока смотрела фильм, все время думала: «Боже мой! А кто же это? Кто? Кто? Кто?». Ну, так получилось, что мне просто поставили кассету. Да? А я только потом узнала, что это все вы с Вашими ребятами! Ну, с вашими ребятами, да?

И. Бутман. Ну, не все, нет. Вообще это всё сделал Константин Меладзе, это его…

Д. Берлин. …аранжировки.

И. Бутман. Аранжировки и его и, так сказать… Честно говоря, моя партия только саксофона.

Д. Берлин. Ну, так ваша партия саксофона!

И. Бутман. Моя партия саксофона. По просьбе опять же Леонида Ярмольника я приехал в студию, услышал замечательную музыку. И там была музыка, которую я знал, и Валерия Сюткина, и многих-многих других замечательных музыкантов. Хорошая аранжировка, очень, с потрясающим напором. Кстати, много киевских музыкантов принимало участие в этой записи. Надо отдать должное – великолепно звучит и оркестр, и ритм-секции, вообще всё… всё сделано, конечно, на высшем уровне. И было только в удовольствие там писать, и сделали всё там с первого, со второго дубля. И всё было очень, так сказать, бодро и оптимистично. Поэтому я рад, что принял, я рад, что картина получилась вот такой замечательной, такой успех и такой, в общем, резонанс. Так что «от саксофона до ножа» – оказывается, больше шагов.

Д. Берлин. Это точно. Спасибо вам за эту работу…

И. Бутман. Спасибо.

Д. Берлин. …потому что, вообще, мне кажется, что музыка в этом фильме – это совершенно своя особая роль.  И она сыграла свою роль в успехе фильма! Безусловно. Конечно!

И. Бутман. Конечно!

Д. Берлин. Ну, и соответственно, значит, ваш саксофон тоже. А вот интересно. Ну, хорошо. Ну, саксофон, музыкант, руки – это же важно, правда?

И. Бутман. Так… застрахованы ли руки?

Д. Берлин. Я не говорю о голове… Да. Ну, зачем вам понадобился лед? Ну, объясните!

И. Бутман. Лёд? В смысле, для чего? А, мое фигурное катание?

Д. Берлин. Да!

И. Бутман. Ну, вы знаете, я такой… как сказать, живчик… я не знаю. У меня много энергии – я играю в хоккей, я люблю спорт. Еще с детства, кстати, многие не знают этого факта, но мой отец дружил со Станиславом Жуком. Таким знаменитым тренером фигурного катания…

Д. Берлин. Ну, конечно, который Ирину Роднину, да? Тоже.

И. Бутман. Да, у него много, конечно, выдающихся учеников. И отдыхая в одном и том же месте, под Геленджиком, а я там отдыхал вместе с отцом лет с шести, вот, всё время там тренировался и отдыхал Станислав Жуков. Вот в этом же местечке. И папа дружил. И Жук ему ещё в свое время говорил: «Отдай сына мне! Делай из него человека!». Вот. Но папа не отдал. Станислав Васильевич увлекался этим… подводной охотой, рыбалкой, как называется… охота на рыб. И мы часто жарили и кушали лобанов, там, которых он подстреливал в воде своим там ружьем. Много говорили. Но, вот поэтому, когда Илья Авербух и Первый канал предложили мне принять участие, а Илюша меня увидел катающегося на коньках в Турине, в Италии. Я играл в хоккей против Фетисова. Была команда спортивных деятелей…

Д. Берлин. Ну, вы и смелый человек!

И. Бутман. Ну, я же в своё время играл ещё с Лёшей Касатоновым в Ленинграде, как бы тренировался. Поэтому мы сыграли 9:9, между прочим, против фетисовской команды.

Д. Берлин. Значит, может быть, вам дали фору, нет?

И. Бутман. Фору… Ну я могу сказать, что Славе Фетисову разбили лоб клюшкой, один из наших хоккеистов…

Д. Берлин. Кошмар!

И. Бутман. Это были артисты против чиновников спортивных.

Д. Берлин. Ну, да… Но Фетисов всё-таки, не чиновник, Игорь! Всё-таки, он спортсмен!

И. Бутман. Нет! Он великий спортсмен, но в тот момент он был представителем чиновничества…

Д. Берлин. Ну, случайно да.

И. Бутман. Нет, нет. Слава – это великий человек. Великий спортсмен. Он ещё как бы не то, что покажет себя, а это, так сказать…

Д. Берлин. Он уже себя показал! Вы знаете, это как раз тот случай, когда ему уже ничего никому не надо доказывать!

И. Бутман. Дело не в том, что надо доказывать. Но на нас висит большая ответственность. Мы на себя много взвалили. И Слава, и многие люди, которые…

Д. Берлин. …которые уже достигли, да? Уровня…

И. Бутман. …уже достигли чего-то, да. И, если мы находимся в строю и не хотим пОчивать или почивАть на лаврах, то, конечно, большая ответственность. Потому что нам доверяют. Особенно олимпийским чемпионам, особенно победителям Кубка Стенли, и прочим, прочим, прочим. И к нему прислушиваются, к его мнению. И его пример должен быть для нас для всех. Он не должен и не может, так сказать, в каких-то моментах давать сбой. Поэтому ответственность на нас лежит. К счастью или к сожалению. Поэтому я Славе вообще я пожелаю всего, потому что я его люблю, это мой друг, я за него и переживал и переживаю на хоккейных полях. И на таких полях, на любых. Но мы с ним друзья, он сильнейший человек. Поэтому, что там говорить, всё равно он делает огромное дело.

Д. Берлин. Конечно, конечно. Как раз в прошлую среду в это время здесь был Вячеслав Фетисов. Вот, очень активизировался Крым, вот, как раз в это время. Активизировался Крым. «Неужели Вы не хотите побывать в Крыму? Почему вы к нам не приезжаете?». Вообще очень много звонков – почему вы к нам не приезжаете? Смс-ок. Этот вопрос, конечно, не к вам…

И. Бутман. Ну, мы обязательно приедем. В Ялте я намечаю какие-то мероприятия, музыкальные. Вот. Есть замечательный фестиваль в Коктебеле, где проходит джазовый фестиваль. Может быть, мы туда приедем через год. Мы выступали… Ну, мы выступали в Крыму. Мы выступали опять же… несколько раз приезжали в Ялту…

Д. Берлин. Значит, мало! Значит, людям этого мало.

И. Бутман. Но мы обязательно приедем в Севастополь, в город-герой Севастополь, на родину нашего барабанщика Эдуарда Визака. Вот, там его отец саксофонист Виталий Визак живёт. И мы обязательно туда приедем. Так что не… ну, мы будем, мы ни в коем случае не забываем Крым. Но последний раз в Крыму я играл для президента Клинтона, когда он был там по приглашению.

Д. Берлин. А он играл?

И. Бутман. Он не играл. Со мной он никогда не играл. Я всё время играл для него.

Д. Берлин. А, наверное, он просто стеснялся при вас.

И. Бутман. Скорей всего так.

Д. Берлин. А скажите, а вы вообще кому-нибудь даете свой саксофон? У вас есть такая практика? Вот: «Дай я!». Вот, какой-нибудь там... Ну, я не хочу сейчас называть никаких имен…

И. Бутман. Да, даю, даю…

Д. Берлин. Спокойно, да?

И. Бутман. Да, пожалуйста.

Д. Берлин. Никакого суеверия в этом нет, да?

И. Бутман. Ничего нет. Нет, пожалуйста. Даже непрофессионалам даю. Обучаю, обучал и многих людей.

Д. Берлин. «Я, к сожалению, не успела попасть на ваши концерты!» – это из Германии смс-ка, – «Ожидается ли ещё ваш приезд к нам?».

И. Бутман. Ну, ожидается наш приезд 17 июля в Австрию, в город Китцбюэль. Там будет джаз-фестиваль, и мы там выступаем с нашим оркестром. Может быть. Я пока точно не знаю. Но вы можете посмотреть на моем сайте. Может быть, мы будем 16 июля в Мюнхене, в джаз-клубе выступать. Может быть. Но, вот мы выступали… Да, действительно, у нас был один концерт в Берлине. Один концерт в Ольденбурге, на очень хорошем музыкальном фестивале, где действительно был очень симпатичный зал. Такой сделанный шатер, где мы играли и где всё очень хорошо звучало. Но, главное, что был очень хороший концерт.

Д. Берлин. «Игорь, я только из-за вас отдала своего сына учиться на саксофоне! Вы правы – это уже мне – он действительно король!». Да, он действительно король, ну что тут можно сказать! «Но, к сожалению, я тоже не успела побывать на ваших концертах. Маша». Тоже из Германии. Ну, что делать…

И. Бутман. Маша, ну, вы приезжайте в Австрию! Там же близко!

Д. Берлин. Там же близко. Конечно! Возьмите сына и прямо вместе в такое маленькое путешествие. Вот, кстати, о детях – «Игорь, расскажите о вашем альбоме «Веселые истории». И вообще, как пришла в голову такая мысль?».

И. Бутман. Мысль пришла неожиданно. Сначала мы стали исполнять на концертах музыку, которую я записал к фильму… музыку Геннадия Гладкова к фильму, который сделал Александр Абдулов, «Бременские музыканты». Там я вновь столкнулся с музыкой, которую я любил с детства. Поэтому, «ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету» – это, вообще, как бы… ну, нельзя сказать, что это мой гимн, но одна из тех мелодий и тех песен, которые я вот все время пою, и мне нравится путешествовать, ездить с музыкой по белу свету и играть. И столкнувшись с этой музыкой, я стал её исполнять. И однажды нас попросили сыграть не только музыку из этого фильма. Мы быстро подобрали репертуар, который можно сыграть очень быстро. Те же «Ну, погоди!», «Песенку Львенка и Черепахи», и даже сделали небольшую запись. И потом, когда я показывал эту запись американским музыкантам, американским джазовым таким известным критикам, то все время я видел какой-то интерес и восторг: «О, как! Вы, – говорят, – как-то так чувствуете». Ну, мы действительно, лучше чувствуем наш как бы… такой… российский советский стандарт, чем стандартный джаз, там…. мелодию из мюзикла или из мультфильма, или из фильма американского. Ну, она у нас, просто мы её чаще слышали. Так вот, если, грубо говоря, то мы эту мелодию чаще слышали. И поэтому она у нас как-то звучит, может, нежнее, как-то получилось хорошо, я с ребятами записал. И поэтому вдруг возникла идея записать эту музыку действительно с американскими мастерами. Я поговорил с одним, с другим, и увидел интерес. Интерес именно не материальный, а интерес – «А чего?».

Д. Берлин. Да, стоит попробовать. Но, я прошу прощения, но вы же обратились, Вы так просто говорите – я поговорил с одним, с другим – но среди этих «одних-других» обладатели «Грэмми» …

И. Бутман. Ну, а зачем говорить с людьми, которые «Грэмми» не обладают?

Д. Берлин. Понятно, понятно. Ответ замечательный. И они тоже не это пошли, ведь они же не пели никогда в детве «Львенок и Черепаха»!

И. Бутман. Они на это пошли! Я послал им музыку, потом мы в студии смотрели, мы взяли специально DVD-плеер, я показывал им эти мультфильмы. Ну, до упаду хохотал и Чик Кориа, и Джек ДеДжонетт, и Джон Патитуччи. Рэнди Брекер видел эти мультфильмы раньше, потому что он приезжал в Россию. И часто приезжал. Мы были на гастролях. У нас были большие туры, там, по две, по три недели. И он по телевизору всё-таки попадал на эти мультфильмы, он эту музыку запомнил. Поэтому, ему было ближе всё это. Но в любом случае, это было интересно. Я могу сказать, что, если бы у нас была возможность, допустим, эту музыку поиграть до записи, действительно, это могло быть вообще другое прочтение, другое отношение. И это было бы, конечно, могло быть просто феерически. Получилось здорово, но могло быть получиться феерически. Но, опять же, такой возможности, очень сложно, чтобы собрать всех этих выдающихся мастеров вместе.

Д. Берлин. Да, конечно.

И. Бутман. Рэнди Брекер Вот. Ну, какие-то планы у нас есть, и что-то мы намечаем. Может быть, сделать какое-то турне и сделать такую пластинку – лайф. Ну, с живого концерта записать, может быть, добавить какие-то композиции вот этих мастеров – и Чика Кориа и ДеДжонетта, и Рэнди – и сыграть, конечно, какие-то, вот, версии… ну, наиболее понравившихся нам мультфильмов. Ну, я думаю, это планы впереди. Если всё будет хорошо, так мы и сделаем.

Д. Берлин. А, вот, смотрите, супруги Черновкины: «А мы купили и Львенка, и Черепаху. Браво, Бутман! Мы любим джаз, а ребенок любит эти песни. Всё совпало!». Ну, смотрите. Здорово! Так уже в продаже, да?

И. Бутман. Ну, я уже получил Золотой диск от компании Sony Music – получил за продажу там более 20 тысяч экземпляров.

Д. Берлин. Потрясающе, потрясающе. Здорово. Так, ну здесь просто подряд: «Спасибо, Игорь! Спасибо, Игорь!». Ага, понятно…

И. Бутман. Вот тут – «Спасибо, Вася!».

Д. Берлин. Нет, нет, нет, нет, нет. Тут о саксофоне. Тут о саксофоне. «Я музыкально не образован».

И. Бутман. Так.

Д. Берлин. «Вы можете играть на любом саксофоне?».

И. Бутман. Ну, в принципе, да. Саксофоны очень похожи друг на друга, просто они отличаются размером. И фактически на любом саксофоне я могу играть.  У меня у самого три вида… четыре вида саксофонов – это сопрано, альт, тенор и баритон. У меня лично есть. Ну, баритон я отдал своему музыканту, который играет у нас на баритон-саксофоне в оркестре – Саше Долгополову. Хороший музыкант, прекрасный. Вот. Ну, еще у меня есть сопрано, альт-саксофон, тенор-саксофон. И я вот сейчас восстанавливаю, так сказать, восстанавливаю свою кларнетовую технику.

Д. Берлин. А Вы занимаетесь вообще?

И. Бутман. Да.

Д. Берлин. Что, ежедневно?

И. Бутман. Стараюсь.

Д. Берлин. Всё-таки, это нужно, да? Держать себя в таком…

И. Бутман. Ох, я бы не занимался, но, надо.

Д. Берлин. Понятно. Но Вы вообще человек такой – упорный, да?

И. Бутман. Да. Не бывает просто так ничего!  

Д. Берлин. Талант можно… всё-таки, наверное, можно исчерпать тоже, если ничего не делать, если не подбрасывать в эту печку…

И. Бутман. Ну, конечно, ну, конечно, нет, ну, надо обязательно… Во-первых, нельзя не заниматься. Во-вторых, нельзя не слушать, не интересоваться чем-то новым. И это новое становится всё меньше и меньше. Потому что, конечно, знания расширяются. Но я стараюсь слушать и классическую музыку, спрашивать, там, сколько мы с Юрой разговаривали о различных течениях, что ему нравилось. Читаю, там, воспоминания. Если читаю «Воспоминания Святослава Рихтера», то смотрю сзади, просто вот этой книжке биография есть. Есть огромный… я не знаю… там, полкнижки написано о его впечатлениях, о прослушанной музыке. Я читаю эти впечатления. Я себе отмечаю. Так… вот эту музыку я не слышал, надо послушать. Он отмечает здесь исполнителя, здесь – композитора. Надо послушать и того или другого, там, дирижера. Читаю биографию или, там, книжку Давида Голощекина  – смотрю, что он. Прочитал книжку Николая Левиновского «Держи квадрат, чувак» …

Д. Берлин. Потрясающее название!

И. Бутман. Интересно на чём он, так сказать, строил свои вот эти композиции. Читаю Чарли Паркера. Замечательная книга была переведена Юрием Верменичем – по-моему, как раз воронежским нашим джазовым журналистом Юрием Верменичем – он перевел книгу, которая называется «Послушай, что я тебе расскажу». Это книга – прямая речь джазовых музыкантов, джазменов о самих себе, о том, как Чарли Паркер начинал свою жизнь. Как они… как кто-то кого-то порезал. Ну, вот такая вот история.

Д. Берлин. Игорь, смотрите, Сергей из Киева: «Ах, какой я молодец, я всё записываю! Иначе бы я не успел записать все имена, которые вы называете! А завтра утром я спокойно поставлю и все буду знать!». Вот вам пожалуйста!

И. Бутман. Ну, вот видите, пожалуйста».

Д. Берлин. Вот вам пожалуйста. Так, теперь, пожалуйста, очень коротко, у меня к вам просьба – «Жена не музыкант?»

И. Бутман. Нет, не музыкант.

Д. Берлин. «Сколько лет ребенку?»

И. Бутман. Старшему 13 лет, младшему 10 месяцев.

Д. Берлин. 10 месяцев, о, замечательно. «Будете ли Вы учить их?»

И. Бутман. Ну, старший учится на фортепиано, но не хочет быть музыкантом. Хочет быть ученым.

Д. Берлин. Да что Вы?

И. Бутман. Учит. Ну, пускай будет ученым. Нехай будет ученым.  

Д. Берлин. Ну, вы ему приобрели ваш детский диск?

И. Бутман. Конечно, конечно, ну как... Я ему подарил, он у него есть. Так что он слушает его, любит… В общем, у нас хороший ребенок, который интересуется и музыкой, и… но, вот, не хочет быть музыкантом. Хотя я заставляю его немного играть, не забывать, на фортепиано. Сейчас он вроде изъявил желание играть на саксофоне. Но, так как у меня саксофоны есть, в это проблемы не будет.

Д. Берлин. …не будет. Даже несколько. Мы уже это поняли.

И. Бутман. Ну, ему хотя бы один.

Д. Берлин. Ну что ж, давайте на этом поставим многоточие. Потому что, глядя на нашего гостя, я понимаю, что точку ставить очень и очень рано. Спасибо вам огромное за то, что вы нашли время и к нам пришли. Я знаю вашу занятость.

И. Бутман. Спасибо, что пригласили. Очень приятно. Всем привет! Обязательно приедем в те города, которые…

Д. Берлин. …я надеюсь, пожалуйста.

И. Бутман. Я очень надеюсь, что мы приедем. Приходите на концерт.

Д. Берлин. Спасибо, спасибо Вам огромное, Игорь. Мы заканчиваем, конечно, музыкой. Вы услышите и самого Игоря Бутмана, и его музыкантов. Вам еще раз спасибо и спасибо всем, кто был с нами вместе. Это была программа «Мастера». Наш гость – Игорь Бутман, и мы встретимся с вами ровно через неделю.

Проект "МАСТЕРА"