ВИДЕО: МАСТЕРА. Эдгард ЗАПАШНЫЙ (продолжение)

Проект "МАСТЕРА"

(июль 2009)

(начало)



Д. Берлин. Машины ночные, переполненные людьми!

Э. Запашный. Конечно, я понимал, что это, опять же, та профессия, которая может объединить вокруг себя, объединить вот нацию, идею какую-то. Поэтому есть и кумиры, есть и личности. Ну, вот как-то… Есть поступки, которые я всегда буду осуждать. Являясь сам взрывным человеком и человеком, умеющим постоять за себя, за честь своей семьи, я, например, не одобряю поступок Зидана, который в финале Чемпионата мира ударил головой Моцератти, да? За то, что тот оскорбил его семью. Такими вещами надо заниматься в раздевалке после Чемпионата.

Д. Берлин. А не публично!

Э. Запашный. …после Чемпионата мира. Степень ответственности очень была большая. Это же финал! Это же игра, на которую поставлено все! И ты не имеешь права как человек, на которого… тем более, ты – Зидан! На тебя смотрит всея планета, и она от тебя ждет не мужского поступка, она от тебя ждет сегодня футбольного результата! Ты гол должен забить, а не ударить головой человека и уйти с поля наказанным. Вот и все. Ведь люди жизнь кладут на футбольные матчи! Деньги, дома закладывают, нервы свои, в конце концов! Поэтому я, например, не одобряю. Как человек я его понимаю. Как человек, как вот Эдгард Запашный, который, наверное, скорее бы всего точно также поступил. Я бы тоже себя не сдержал бы в руках. Но как вот болельщик, как спортсмен – я надеялся, что он гораздо профессиональнее, чем я.

Д. Берлин. А есть ли вот то, что Вы, ну, не можете простить? И не прощаете. И такие случаи были в Вашей жизни. Не надо их рассказывать, просто – что это такое?

Э. Запашный. Оскорбление моей семьи.

Д. Берлин. Вот это самое…

Э. Запашный. Да, да. Я вот этого я не прощу. Я прощаюсь… Я могу простить оскорбление себя как человека, я… хоть я это и буду помнить всю жизнь и уже даже жалеть о том, что я это помню. И все еще плохо вот где-то внутри относиться к этому человеку. Видеть, что он искренне пожалел, видеть, что он пытается исправить всю свою жизнь. Но вот это выскрести я из себя не смогу. Мне многие вещи все еще придется «через зубы» делать. Но оскорбление моей семьи, боль для моей семьи – нет, я этого не прощу. Вот здесь я буду мстить.

Д. Берлин. А Вы часто деретесь?

Э. Запашный. Вы знаете, вот получается по жизни… Я не знаю, что такое слово «часто». Часто – это каждый день? Каждый месяц?

Д. Берлин. Ну, не знаю, ну, все-таки Вы уже взрослый.

Э. Запашный. Ну, не знаю…

Д. Берлин. Вы же уже взрослый! Для того чтобы вступить в драку, нужно …

Э. Запашный. Так получается, что в год, ну, наверное, раз пять-шесть мне приходится кулаками махать.

Д. Берлин. Бывает такое…

Э. Запашный. Приходится. Причем я, ну, я просто попадаю в такие ситуации. Я не человек, ищущий конфликты на улице, ни в коем случае. То есть, я в День города или в День ВДВ не пойду со своей девушкой гулять, потому что там есть возможность проявить себя и там «настучать» кому-то прям при ней же, имея прекрасную возможность.

Д. Берлин. Конечно.

Э. Запашный. Нет, нет, нет. Но, видя, как иногда что-то происходит, там идя по коридору и видя, как молодой человек бьет по лицу какую-нибудь девушку, я понимаю, что вот из всей гостиницы, в которой около 200 человек живет, (слова не смог подобрать) и именно я нахожусь в этом коридоре! И именно у меня миссия возложена…

Д. Берлин. …и пройти я не могу?

Э. Запашный. Нет, не могу я пройти. Конечно, я остановлю этот беспредел, и, конечно, этот молодой человек тут же переключит свой гнев на себя…

Д. Берлин. Но он пожалеет!

Э. Запашный. Пока получается, что так, да.

Д. Берлин. Понятно. Я почему-то так думаю!

Э. Запашный. Хоть и с крепкими парнями порой бывает сталкиваться. В поезде однажды дрался аж с тремя людьми – судьи международной категории по вольной борьбе. 

Д. Берлин. Ничего себе!

Э. Запашный. Проснулся в купе оттого, что увидел, что моя мама, моя тетя, девушка сидят зажатые от несветного количества мата, который идет из соседнего купе. Ну, просто, вот, знаете, когда – рынок! И при чем это было на остановке, и поезд, ну, как бы не шумел. Я прям с полки туда заскочил, открыл дверь и кинул им фразу, я говорю: «Если Вы сейчас все не заткнетесь, то всем будет очень плохо!». И вернулся в купе и только тогда понял, что, по-моему, я переоценил свои возможности, потому что там реально три крепких…

Д. Берлин. Борьба есть борьба!

Э. Запашный. Ну, это я потом выяснил, что они – борцы. А три крепких, здоровых мужика, просто в легком подпитии, ну, сидели и позволяли себе очень многое.  

Д. Берлин. Но замолчали?

Э. Запашный. Нет! В том-то и дело! Ровно через две минуты, конечно, они зашли ко мне в купе и они сказали: «Ну-ка, парнишка, выйди!». Потому что они тоже не ожидали той наглости, которую проявит какой-то парень. На тот момент они меня не узнали, вот и все. Ну, вот дрался с ними с тремя, прямо в коридоре…

Д. Берлин. И никто Вас не поддержал? Вот интересно даже…

Э. Запашный. А я ехал один и со мной ехали одиннадцать женщин. Я… так получилось, что брат поехал сопровождать животных, мы ехали во Владивосток…

Д. Берлин. Ну, да. Вот где бы Мартин пригодился, а!

Э. Запашный. Вот, поэтому я был один и… Нет, был бы любой парень из нашего коллектива, я на сто процентов уверен, что парни бы поддержали, конечно.

Д. Берлин. Но Вы все равно не жалели?

Э. Запашный. Нет, конечно, нет. Во-первых, я был, может быть, можно было бы не доводить конфликт, а как-то сначала попытаться с парнями этими поговорить. Но я им просто в достаточно резкой форме сделал замечание, тем самым, наверное, вызвал их на конфликт. Я думал об этом. С одной стороны, я сам был со сна, с другой стороны, ну, мне было абсолютно плевать, потому что я видел, как, ну, сидят женщины…

Д. Берлин. Конечно, да…

Э. Запашный. Ну, вот так вот.

Д. Берлин. Эдгард, Вы знаете, я очень не хотела Вам задавать этот вопрос! Очень не хотела!  Вам его задают, наверное, при каждом интервью.

Э. Запашный. Почему я не женился?

Д. Берлин. Но Вы меня спровоцировали…

Э. Запашный. Почему я не женился?

Д. Берлин. …потому что Вы несколько раз употребили такое выражение: «я бы не пошел с моей девушкой», «сидела моя девушка»… Вот я думаю, да, Вы не женаты, об этом все знают. И вот когда Вы сюда заходили, вся женская часть нашей милиции пришла Вас встречать. Многие не успевали и очень переживали. Я не говорю вообще о женской части нашего большого коллектива, огромного. У нас очень большая компания. Но я вот подумала о том – Вы не женаты. Какой же должна быть? Вот, мы с Вами разговариваем, я, конечно, составила себе какое-то впечатление о Вас, безусловно. И у меня есть еще несколько вопросов. Но! Какой же должна быть эта девушка, которая Вас, в конце-то концов, же все-таки покорит, так же не может же быть!

Э. Запашный. Сложный вопрос! Сложный вопрос в плане того, что …

Д. Берлин. Или она уже есть?

Э. Запашный. Я пытаюсь… Я Вам сейчас скажу. Я не пытаюсь себя изначально зажимать в рамки того, что моя девушка должна быть такого роста, с такими  волосами, разговаривающая…

Д. Берлин. Это я уже поняла, что у Вас есть что-то другое, что важно…

Э. Запашный. Да. Есть общие, ну, как мне кажется, вещи, которые хотели бы все. Эта девушка должна быть с хорошей фигурой, эта девушка должна иметь… Но для меня очень важно, это такое же отношение к семье, как у меня. То есть, чтобы моя девушка стала частью этой семьи, а не формировала семью вокруг себя. Да. Потому что семья уже есть, и есть ее семья, и есть моя семья…

Д. Берлин. Ей надо только туда войти…

Э. Запашный. Да, и попытаться сделать так, чтобы и мы вошли к ее семье, чтобы это стало, так сказать…

Д. Берлин. …одним целым…

Э. Запашный. …взаимным – раз. Такая общая фраза – «тупая блондинка мне не нужна», хоть и очень красивая, да? И девушка должна уметь общаться. Девушка должна не разваливать ту компанию, которая у меня есть, то есть, не пытаться быть отторжением и уметь… Коммуникабельной, наверное, если одним словом отвечать.

Д. Берлин. Ну, а как Вы хотите? Чтобы она дома сидела…

Э. Запашный. Нет, нет…

Д. Берлин. …или все-таки чтобы у нее была…

Э. Запашный. Ни в коем случае, Алёнушка…

Д. Берлин. Нет, да?

Э. Запашный. …нет, мне не нужна. Нет-нет-нет. У меня мама всю жизнь мотором является!

Д. Берлин. Все-таки Вы сравниваете ту, которая может придти, с мамой.

Э. Запашный. Ни в коем случае!

Д. Берлин. Нет этого?

Э. Запашный. Ни в коем случае! И вообще, мне кажется, это очень страшно, когда…

Д. Берлин. Это вообще, это…

Э. Запашный. Да, когда начинают …

Д. Берлин. …это финал!

Э. Запашный. Да, когда молодые люди начинают себе подыскивать под свою маму…

Д. Берлин. …маму или папу, да.

Э. Запашный. Это ужасно, мне кажется, это какая-то аномалия. Нет. Я имею в виду то поведение, которое есть. Папа никогда не пытался запереть маму, а мама никогда не пыталась сеть на шею папе. То есть, она брала на себя функции, она работала, она пыталась быть полезной, хотя изначально была не цирковая – ей пришлось научиться всему этому.

Д. Берлин. Любовь!

Э. Запашный. Ей пришлось войти в эту цирковую семью и принять все эти правила – научиться переезжать, научиться любить циркового артиста, которого любят другие, считаться с этим. Это все очень сложно!

Д. Берлин. Конечно, поклонники огромное количество и так далее.

Э. Запашный. Да, вовремя отойти в сторону, когда вот он общается с поклонницами и раздает автографы и принимает поцелуи в щеку. А ведь не каждая женщина это вытерпит!

Д. Берлин. Конечно.

Э. Запашный. А как артист он обязан это делать. Вот такая женщина должна быть у меня, и она будет!

Д. Берлин. Конечно! Я Вам о души этого желаю! А ей просто только можно будет позавидовать, потому что Вы – мужчина.

Э. Запашный. Спасибо!

Д. Берлин. С мужчинами у нас большой дефицит!

Э. Запашный. Ну, вот, к сожалению, это так.

Д. Берлин. Это умный мужчина, способный оценить многое. Поэтому, конечно же, это огромная благодарность вашим родителям!

Э. Запашный. Спасибо большое!

Д. Берлин. Потому что все равно это все идет оттуда. И Вашей бабушке. Ну, вот гастроли. Вы же практически… У Вас же нет дома!

Э. Запашный. А это… Нет дома? Чисто формально – у меня дом есть.

Д. Берлин. Формально да. Ну, а так? Вот я знаю, что Вы много проводите в Китае, например, да?

Э. Запашный. Ну, я там часто бываю, да.

Д. Берлин. И, правда, что Вы немножко выучили язык?

Э. Запашный. Ну, за четыре года, конечно.

Д. Берлин. Ну, мало ли. Я знаю людей, которые там бывали больше.

Э. Запашный. Я сейчас видел, имел честь, возможность познакомиться с Олегом Поповым.

Д. Берлин. Так. О, это интересно!

Э. Запашный. Который уже 10 лет, так сказать, находится в Европе и в большей степени в Германии. Он не разговаривает на немецком.

Д. Берлин. Я Вам про то и говорю.

Э. Запашный. Он женился на немке, и она уже разговаривает на русском.

Д. Берлин. Правильно, он все-таки сделал так, как ему удобней.

Э. Запашный. Не знаю. Вот Аскольд, например, он очень быстро учит и с удовольствием учит иностранные языки, где бы мы не были. Мы полгода в Венгрии бы, и он прям с удовольствием учил и уже начинал постепенно хватать. И за 2 месяца в Японии он даже уже начал обмениваться несколькими, ну, такими логичными фразами с японцами, узнавать, так сказать, как дела и какие-то планы на сегодняшний день у японцев научился узнавать. Вот.

Д. Берлин. Язык-то не самый простой! Да и китайский тоже, кстати!

Э. Запашный. Ну вот, я же говорю, за четыре года пребывания там он мне не показался очень тяжелым. Потому что вокруг нас были только китайцы, я имею в виду обслуживающий персонал, у нас был цирк весь китайцы, и нам приходилось с ними много общаться. У нас с братом девушки были китаянки. И у нас даже другой возможности не было, потому что мы находились на самом юге Китая, куда иностранцы доезжали очень редко, и русских мы встретили только через два с половиной года пребывания в Китае. Конечно, некая изоляция была у нас языковая, и общались… Я потом начал даже с мамой, с папой в какой-то степени разговаривать на китайском. Поймал себя на мысли, что если сопровождаю маму на рынок, то даже в уме считать начинал на китайском! Мне это гораздо быстрее. Меня это пугало! По-хорошему я понимал, думал, нет, так, стоп, так и язык можно свой забыть, когда я уже со сна просыпался и разговаривал на китайском с родителями! Это тоже…

Д. Берлин. Была опасность жениться там…

Э. Запашный. На тот момент нет. Нет-нет. Это 92-й, 96-й год, потому еще раз мы были в 2002, у нас полугодовалые гастроли были в Китае. И сейчас каждый год Китай зовет нас к себе на гастроли. Вот и всё, поэтому… Я себе очень четко всегда отдавал отчет в том, что чтобы жениться – надо к этому быть готовым. Не просто, что есть возможность сегодня жениться или там сделать какой-то свой первый такой сильный шаг в жизни. Нет. Я понимал, что это должно быть навсегда. Я понимал, что это должно быть очень ответственно, что я должен быть к этому готов не только морально, но, прежде всего, и материально, что моя семья не должна ждать того момента, когда я к 70-ти годам разбогатею. Я хочу там разбогатеть гораздо раньше, чтобы у меня появилась семья, и я сразу мог обеспечить жену машиной, ребенка нужными няньками, как это делал наш отец – нанимал нам учителей и по рисованию, по хореографии для того, чтобы мы дополнительно еще занимались и развивались. Ну, вот такое вот вещи, конечно, меня заставляют, ну, готовиться к семейной жизни, я бы так сказал.

Д. Берлин. А откуда такие имена? Эдгард, Аскольд…

Э. Запашный. Ну, мы с братом процентов на 30 – немцы. Хотя Аскольд – это не является… Вот, сейчас в Прибалтике нас слушают и, как многие говорят, что это прибалтийское имя. Хотя был такой князь Аскольд. Да, и есть такая опера «Аскольдова могила». Ну, как бы лазил по Интернету, и сам брат лазил, смотрел, что все-таки считается, что это прибалтийское имя. Эдгар – это немецкое имя, но…

Д. Берлин. Немецкое, да…

Э. Запашный. …я эксклюзивный – к моему имени Эдгар добавили букву «д». Эдгард получился. Оба мы с братом Вальтеровичи. То есть, славянское имя Сергей Вальтерович или Иван Вальтерович – оно бы как-то немножко резонировало бы.

Д. Берлин. Ну, да…

Э. Запашный. И папа понимал это, и устроили целый кастинг по именам брата. Могли назвать Ричардом брата, могли назвать Октавианом, а назвали Аскольдом.

Д. Берлин. Как интересно, надо же!

Э. Запашный. Да, поэтому… Ну это, с одной стороны, некая день нашим дальним родственникам, с другой стороны, это и логичное продолжение династии, так сказать, Вальтера Запашного.

Д. Берлин. А есть какая-то публика, какая-то страна, в которую Вы приезжаете с особым удовольствием? И наоборот. Вот надо ехать туда, а вот очень не хочется.  

Э. Запашный. Есть города такие…

Д. Берлин. Есть такое, да?

Э. Запашный. …в которые, да, надо ехать, но не очень хочется. Ну, вот, например, не знаю, в свое время, в 97 году в далеком, у меня какая-то аллергия появилась на Нижний Тагил. Ну, может быть, еще и времена были такие, потому что я видел этих людей, которые отсидели сроки и там же и остались. Я видел, что по улице просто так на тот момент нельзя было пройти. Вот с 97 года…

Д. Берлин. Изменилось…

Э. Запашный. Я надеюсь, что там изменилось, но до сих пор там не был. Вот не хочется туда ни в коем случае ехать. Я очень долго, ну, как-то так негативно что ли, без любви относился к Санкт-Петербургу. Не знаю, в 2000-м году, когда мы там работали, – в 2001, простите, – он мне показался таким холодным, он мне показался… Хотя папа мой родился в Ленинграде и всю жизнь рассказывал только очень хорошие вещи. Но вот два месяца мы там отработали, и как-то он не влюбил в себя. А буквально в этом году мы вынуждены были поехать в Санкт-Петербург, дабы там ни разу больше не были после этого, и отработали. И я растаял! Я увидел другой Питер, я увидел людей…

Д. Берлин. Вас там любят очень, это тоже очень … это тоже имеет значение.

Э. Запашный. И сейчас уже в октябре месяце мы опять поедем в Санкт-Петербург, и я уже жду этого момента. Мне опять хочется походить по Питеру, мне опять хочется … Вы знаете, это, между прочим, не знаю, связано ли это с тем, что у нас Путин и Медведев из Санкт-Петербурга, и что сейчас повышенное внимание к этому городу. Но вот реально на улице людей останавливаешь, спрашиваешь: «А как пройти?». И они тебе отвечают!

Д. Берлин. Нет, там очень вежливые люди!

Э. Запашный. Они с удовольствием тебе показывают! С одной стороны, я думал, что им все это уже надоело, потому что иностранцы шмыгают толпами и туристов очень много. 

Д. Берлин. Ну, Ленинград всегда этим отличался!

Э. Запашный. А Москва – нет!

Д. Берлин. А Москва – нет!

Э. Запашный. А Москва не такая. «Надо бежать», «Вы меня задерживаете», «я 100 долларов сейчас потеряю».

Д. Берлин. Да, это хорошо, если ответят! А то просто повернуться!

Э. Запашный. Ну, вот как-то так.

Д. Берлин. Вы очень артистичный человек. Скажите, ну, не может такого быть! Я знаю, где-то Вы снимались, какие-то были. Но когда-то ведь это должно случиться, и Вам предложат роль. Это вот как «дважды два – четыре». И опять нужно быть к этому готовым. Это как брак!

Э. Запашный. Я Вам скажу. Вот у меня буквально, сколько, месяц назад сейчас прошел сериал по телеканалу НТВ «Город соблазнов». И я там играл одну из ролей. Ну, пускай это второстепенная роль была, но это роль была проходящая через весь сериал. Это был мой первый опят работы, так сказать, в кино и на сериале. До этого я снимался в нескольких клипах и играл именно роли, именно роли. Вот в клипе Валерия Кипелова я играл странника, человека, блуждающего по пустыне, ищущего город Вавилон.

Д. Берлин. Это рокер?

Э. Запашный. Да, конечно…

Д. Берлин. Это замечательно!

Э. Запашный. Это сложная была роль…

Д. Берлин. Ой, это потрясающая роль!

Э. Запашный. Это сильный клип, это сильная музыка. Кипелов вообще плохую музыку не делает.

Д. Берлин. Не делает…

Э. Запашный. Вот, кстати, знаете что? Вот пригласите к себе Кипелова!

Д. Берлин. Ой, да просто с удовольствием!

Э. Запашный. Он реально интересный человек! Вот вы реально получите… 

Д. Берлин. По-моему, у него такое… такой как бы девиз, очень совпадающий с Вами, это «Я – свободен!». Да?

Э. Запашный. Это у меня совпадающий с ним! Эта песня написана все-таки им!

Д. Берлин. Да, да, да, это его такая композиция роскошная!

Э. Запашный. Да, это здорово!

Д. Берлин. Но все-таки это клипы, да? При всем уважении к Кипелову.

Э. Запашный. Вот. Предложений нельзя говорить о том, что нам не поступают.

Д. Берлин. Д. Поступают, конечно, конечно.

Э. Запашный. Предложения есть. Единственное, что, к сожалению, наш кинематограф в большей степени оставляет желать лучшего. И мы с братом часто читаем сценарии, знакомимся, смотрим, что это за режиссеры, и порой предлагают какие-то дорогие проекты вообще с неизвестными нам режиссерами, и эти дебютантам дают вот эти гигантские средства…

Д. Берлин. …деньги. Вообще, поразительно! А талантливые люди не могут получить!

Э. Запашный. Мы отказываемся от всего от этого и потом искренне радуемся, что выход этой картины уже без нас. Смотришь и думаешь, как же хорошо, что я отказался!

Д. Берлин. Слава Богу!

Э. Запашный. Да, какой же я молодец, что перетерпел это. Хотя соблазн, конечно, большой. А есть ряд режиссеров, ну, я мечтаю, чтобы когда-нибудь поступил звонок – это любой фильм Бекмамбетова, это любой фильм Никиты Сергеевича Михалкова, да? Это, не знаю, ряд режиссеров. У Лунгина с удовольствием бы снялся бы. Потому что вижу их картины и понимаю, что это уровень.

Д. Берлин. И совсем не в своем образе, да?

Э. Запашный. В любом!

Д. Берлин. Вот, я про то и говорю!

Э. Запашный. Вот, понимаете, режиссеру надо доверять! Вот как в наших проектах я полностью доверяю моему брату Аскольду и говорю: «Аскольд, ты говоришь – я делаю!». Вот и всё. И здесь я тоже с удовольствием, если скажут «кушать подано» сыграй, я сыграю «кушать подано!» у этих…

Д. Берлин. У Михалкова!

Э. Запашный. Конечно, конечно!

Д. Берлин. Понятно. Спасибо Вам огромное! У меня остался только один вопрос, который я задаю, ну, почти всем нашим гостям. Это программа «Мастера», Вы – Мастер, это ясно. Как Вы считаете, обязательно ли Мастеру Маргарита?

Э. Запашный. По факту – нет. Менее мастером он от этого не станет.

Д. Берлин. Потрясающий ответ! Первый ответ пока на нашей программе именно такой!

Э. Запашный. Ну, вот мне кажется так.

Д. Берлин. Все-таки Мастер, он сам по себе – или он Мастер или он не Мастер!

Э. Запашный. Да, да.

Д. Берлин. Сегодня у нас был Мастер! Это был очередной выпуск программы «Мастера». Заслуженный артист России, лауреат международных конкурсов, всевозможных, не буду их перечислять, – Эдгард – правильно?

Э. Запашный. Да!

Д. Берлин. Слушайте, ну, дорогие друзья, сегодня мы узнали – Эдгард Запашный!

Э. Запашный. Спасибо Вам большое. Вы знаете, мне, правда, было очень с Вами приятно разговаривать…

Д. Берлин. Спасибо.

Э. Запашный. Вы мне задали ряд вопросов, которые я никогда не слышал. И я уже стал во многих интервью скучать на интервью, потому что задают практически одно и тоже. С Вами было очень приятно пообщаться!

Д. Берлин. Спасибо, спасибо большое. Мы прощаемся с Вами ровно на неделю.

Проект "МАСТЕРА"