ВИДЕО: Отчет главы Счетной палаты России за 2016 год (продолжение)

(начало материала - Отчет главы Счетной Палаты Тальяны Голиковой о работе СП РФ в 2016 году)

Вопросы от фракций к Председателю Счетной палаты Татьяны Голиковой на заседании Государственной Думы по отчету о работе Счетной палаты в 2016 году.

Ганзя В.А. (фракция КПРФ): Уважаемая Татьяна Алексеевна! Мой вопрос касается приватизации государственной собственности. Есть данные о том, что 75 тысяч предприятий вообще прекратили свое существование.Так вот, какой экономический эффект получило государство от приватизации? И вообще есть ли в природе вообще-то предприятия, повысившие эффективность своей работы? И такой вопрос. Насколько удачными были сделки по продаже вообще государственного имущества? Ну, например, это продажа акций -19,5 процента "Роснефти". Вообще если сложить все действия, которые предшествовали этой продаже, ну, например, "Роснсфтегаз" изменил регистрационную свою форму, теперь может не отчитываться, или продажа ценных бумаг "Роснефти" на 625 миллиардов рублей анонимным покупателям, или окутанное тайной участие в сделке неких банков, которые просто шифруются, то появляются сомнения: не сама ли у себя купила "Роснефть" эти акции? Вот в средствах массовой информации это активно обсуждается. Поэтому, может быть, провести проверку обстоятельств этой сделки, чтобы развеять все наши сомнения? Спасибо.

Голикова Т.А.: Спасибо. Уважаемая Вера Анатольевна, напомню, что по... но мы будем ещё обсуждать отчет об исполнении бюджета 2016 года. Но я напомню, что в значительной части доходы бюджета были исполнены за счет сделки по "Роснефти". 692 миллиарда - это 19,5 процента акций, и ещё 18 миллиардов - это поступления по дивидендам от "Роснефти". И ещё почти 330 миллиардов рублей - это поступления по источникам финансирования дефицита бюджета по приватизации "АЛРОСА", "Башнефти" и ещё ряда мелких предприятий. В этом смысле с точки зрения бюджетного эффекта он очевиден, он измеряется теми цифрами, о которых я сказала.

Что касается самой "Роснефти", то, безусловно, эта сделка, она повлияла, существенно повлияла на капитализацию компании, на стоимость ее акций и на расширение возможностей самой "Роснефти" по производству и по заключению новых контрактов с иностранными партнерами, а это, как следствие, последующие доходы бюджета.

Что касается того, что было изложено относительно этой сделки в печати, то, безусловно, это всего лишь навсего печать. А что касается наших проверок, то мы не предполагали проведение приватизационной сделки по "Роснефти", поскольку всю необходимую информацию мы можем получить на основе информации от Росимущества, которое выступает администратором этих доходов. Спасибо.

Диденко А.Н. (фракция ЛДПР): Уважаемая Татьяна Алексеевна! В 2016 году Счётной палатой был проведен ряд мероприятий, связанных с оценкой доступности медицинских услуг. Представлены материалы, которые свидетельствуют о том, что в 2015 году доступность существенно сократилась, и в 2016-м продолжают во фракцию ЛДПР поступать многочисленные жалобы наших избирателей о том, что идут сокращения лечебных учреждений, поликлиник, больниц, сокращения медицинских работников. По данным Росстата, в 2016 году только 2 тысячи врачей и 17 тысяч средних медицинских работников сократили. Вот в моей Томской области, которую я представляю, иногда ожидание в очереди на МРТ или КТ составляет 2 и более месяца. Вместе с тем, объем платных медицинских услуг возрастает: 547 миллиардов в 2016 году, что на 41 миллиард больше, чем в 2015-м. И, по данным ваших материалов, можно сделать вывод, что это связано с дисбалансом планируемых и реализуемых мероприятий по программе госгарантий, в том числе постоянно меняющиеся принципы ее формирования. Вот на Ваш взгляд, какой должна быть реакция Счётной палаты? И есть ли надежда на улучшение в доступности медицинских услуг для наших избирателей?

Голикова Т. А. Спасибо. Уважаемые коллеги, это, действительно, очень чувствительный вопрос. Мы дважды проводили мероприятия по доступности оказания услуг социальной сферы, включая здравоохранение, и представляли вам соответствующие материалы.

Но, кроме этого, мы взаимодействуем с регионами страны и не так давно получили от них информацию, но, к сожалению, я должна сказать, что основными причинами тех проблем с доступностью оказания медицинской помощи, о которых пишут субъекты, это, в первую очередь, недостаточная материальная база, транспортная доступность, недостатки кадров, - всё, что вы перечислили.

Но при этом я должна сказать, что в ряде субъектов оптимизация проводилась, ну если не сказать грубо, то бездумно. И те ресурсы, которые были получены за счет оптимизации того экономического эффекта, который должен был быть от этого получен, не принесли.

Оптимизация должна была привести к повышению заработной платы врачей, но, к сожалению, то, что мы сегодня видим по отчетным данным, а мы получили свежие отчетные данные за 2016 год, у нас объемы средств, которые направляются за счет средств Фонда обязательного медицинского страхования субъектами на заработную плату в 2016 году сократились на 191 миллиард. Это очень существенная сумма, это практически, по-моему, 19 процентов. При этом возросли расходы на лекарственное обеспечение практически в 2 раза. Мы вроде бы проводим соответствующую работу по контролю за ценами, но, тем не менее, я должна вам сказать, что отчетные данные Росздравнадзора свидетельствуют о том, что количество выписанных рецептов за 2016 год сократилось на 2,1 миллиона, а вот стоимость одного рецепта возросла на 25 процентов. Поэтому, я думаю, что регионам страны есть о чем задуматься при проведении работы по эффективности использования ресурсов.

Кроме того, я хочу сказать, что есть и другие качественные показатели, которые характеризуют работу здравоохранения в регионах. У нас, к сожалению, в результате оптимизации на 47 миллионов сократилось количество посещений к врачам, на 254 тысячи сократилось количество вызовов Скорой медицинской помощи. Это очень тревожные цифры, но безвыходных ситуаций нет. И мне кажется, что мы можем с вами внимательнейшим образом посмотрев закон "О бюджете Фонда обязательного медицинского страхования", который является основным источником финансирования здравоохранения сейчас, принять все необходимые меры и, в том числе, поправить отдельные законодательные акты, которые сегодня регулируют эти вопросы. Спасибо.

Баталина О.Ю. (фракция «Единая Россия»): Уважаемая Татьяна Алексеевна! Вот цифры Вы приводили по незавершенному строительству, но они, конечно, чудовищные. 2,2 триллиона рублей зарытых в землю вместо больниц, вместо ФОКов, вместо школ и многих других объектов, это, по сути, больше сотни незавершённых объектов в среднем на один регион. При этом действительно в августе прошлого года президентом было дано поручение не только провести инвентаризацию всех этих объектов, но и выделить объекты в наибольшей степени готовности, завершить их, определить приоритеты и выйти на поэтапный план. Мы видим, что поручение не исполнено, ничего этого сделано не было, но и ждать следующего года, следующего Вашего отчёта, чтобы услышать очередную, вот такую страшную цифру, я думаю, было бы неправильно. Вот какими Вы видите наши совместные действия, действия Государственной Думы с тем, чтобы поручение президента исполнить и на следующем Вашем отчёте увидеть всё-таки позитивное решение этой проблемы? Спасибо.

Голикова Т. А. Спасибо, Ольга Юрьевна.

Должна сказать, что такая работа по инвентаризации объектов незавершённого строительства как раз и начата была по поручению президента, потому что до 2015 года такого рода инвентаризация вообще не проводилась, и мы, в принципе, не представляли, какой объём незавершённого строительства у нас есть. Сегодня действительно это 12 тысяч объектов.

При этом мы понимаем, что это не сегодняшний день и не вчерашний день, это незавершённое строительство, накопленное за все годы. И понятно, что по этому количеству объектов не всегда нужно принимать решение о вводе их в эксплуатацию.

Во исполнение поручения президента, первым вице-премьером Игорем Ивановичем Шуваловым был принят соответствующий план по работе с незавершённым строительством, и к 1 июня Министерство экономического развития должно было запустить соответствующий информационный ресурс по работе с незавершённым строительством. К сожалению, на сегодняшний день мы не располагаем информацией, сделана эта работа или нет, но на сегодняшний день очевидно другое. Очевидно, что всеми главными распорядителями, в ведении которых находятся объекты незавершённого строительства, должна быть проведена работа по ранжированию этих объектов, на те, которые можно ввести в эксплуатацию, которые можно достроить, как первоочередные, и которые не нужно, в принципе, достраивать, но в любом случае эта земля, которая находится под объектами, она, скорее всего, ликвидна и можно получить дополнительные доходы, направив их па другие расходы федерального бюджета и бюджетов регионов.

При этом я хочу обратить внимание, что ежегодно в бюджет при его формировании включается порядка 10-12 процентов, если говорить в объёме средств, на те объекты, которые в установленном порядке не обеспечены необходимой документацией, необходимыми разрешительными документами для того, чтобы начать строительство. Но, тем не менее, мы эти деньги пытаемся тратить. В результате получается тот эффект, который получился по 2016 году - 90,7 процента.

Поэтому, если говорить о парламентском контроле, то здесь, мне кажется, принципиально важно, первое, реализовать ту норму, которая не так давно появилась в законе "О парламентском контроле и о порядке формирования федеральной адресной инвестиционной программы", а также решить вопрос, возможно, это прозвучит, как предложение, чтобы всё-таки в рамках мониторинга исполнения бюджета Правительство Российской Федерации ежеквартально представляло информацию о состоянии строительства тех объектов, которые включены в адресную инвестиционную программу для того, чтобы у парламента был контроль и понимание той ситуации, в которой сейчас находится исполнение программы. Спасибо.

Емельянов М.В. (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемая Татьяна Алексеевна, мы высоко оцениваем качество Вашей деятельности, деятельности Счётной палаты, но вопрос по результатам. В отчёте за прошлый год сказано, что по материалам Счётной палаты возбуждено 45 уголовных дел. На первый взгляд, это не очень много. О чём это свидетельствует? Либо об относительном благополучии в сфере распоряжения бюджетными средствами, либо об ограниченности возможностей ресурсов Счётной палаты для проведения более широкой контрольной деятельности. Если дело в последнем, то какие законодательные меры могли бы принять, чтобы расширить ваши возможности? Спасибо.

Голикова Т. А. Спасибо, Михаил Васильевич.

Мне часто такой вопрос задают, но я, тем не менее, хочу отметить, что та редакция закона "О Счётной палате", в рамках которой мы сейчас работаем, она принята не так давно, в 2013 году. И, собственно, сейчас мы нарабатываем практически опыт взаимодействия с Генеральной прокуратурой, правоохранительными органами, Следственным комитетом, органами безопасности по усилению взаимодействия.

Я просто напомню, что когда принимался этот закон, было принято решение, что в обязательном порядке органы Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, иные правоохранительные органы и органы безопасности в обязательном порядке информируют нас о результатах той деятельности по нашим материалам, которые они провели. И такое взаимодействие в рамках рабочих групп у нас осуществляется. Я просто хочу сказать, что Вы заметили цифру только 45, но я называла ещё и другие цифры. Я не хочу их повторять, они в принципе содержатся в нашем отчёте, и, в общем, количестве мер, которые на сегодняшний день принимаются всем спектром наших правоохранительных органов, он превышает те 45, которые на сегодняшний день есть. При этом я должна сказать, что не все нарушения должны измеряться возбуждением уголовных дел. Есть административные наказания, есть предупреждения, есть дисциплинарные наказания, и я думаю, что весь этот широкий арсенал использует, в том числе, Генеральная прокуратура, у которой по законодательству надзор за исполнением всего законодательства, а не только того спектра, который отнесен к нашей компетенции, бюджетного и финансового. Спасибо.

Смолин О.Н. (фракция КПРФ): Уважаемая Татьяна Алексеевна, помимо хронического недофинансирования социальных программ у нас есть ещё одна болезнь - крайне неравномерное исполнение бюджета. Андрей Михайлович Макаров здесь об этом говорил. В лучшем случае, процентов 20, по десяткам позиций просто нули, хотя полгода уже прошло. И проблема не в том, что им не нужны деньги, и не в том, что они не умеют их тратить, а проблема в том, что российское бюджетное законодательство крайне забюрократизировано. Вот простой пример. Организации, которые выпускают литературу для слепых, в этом году до сих пор не получили ни рубля. В прошлом году первые деньги получили только в июне. А ведь к сентябрю нужны учебники. При этом не могу сказать, мне не отказывали в помощи ни Минфин, ни Роспечать, но страшно длинные процедуры. Первый квартал уходит на разного рода объявления, потом советы, потом казначейское исполнение, потом электронный бюджет и так далее. Вопрос: может ли Счётная палата совместно с депутатами, Минфином внести предложение по дебюрократизации бюджетного законодательства и обеспечить равномерное финансирование программ в течение бюджетного года? Это вопрос не только про литературу для слепых, про большинство социальных программ. Спасибо.

Голикова Т.А.: Спасибо. Уважаемый Олег Николаевич, действительно такая проблема существует, и каждый год мы видим, что в четвертом квартале, в декабре исполняются более 30 процентов ассигнований, предусмотренных в бюджете. Ну, отчасти это связано с тем, что мы поздно принимаем поправки в бюджет, а правительство их поздно вносит, в ноябре, это с одной стороны.

С другой стороны, всё-таки есть сезонный характер исполнения работ, который связан с закрытием контрактов, поскольку как бы мы ни говорили о трехлетнем исполнении бюджета, все равно у нас пока годовой бюджетный цикл. Это первое.

Второе. Я хочу вам сказать, что в рамках этой работы, о которой Вы сейчас сказали, в январе председателем правительства принято соответствующее поручение о необходимости равномерного использования финансовых ресурсов и соответствующего отчёта главными распорядителями перед Минфином, чтобы Минфин включал этот отчёт в квартальный отчёт, который представляется правительству и представляется в Счётную палату. Первое представление было 20 апреля, не очень удачное, сказу скажу, потому что очень многие главные распорядители крайне недисциплинированно отнеслись к этому поручению председателя правительства. Мы с Минфином здесь очень плотно взаимодействуем, и я думаю, что если парламент к этому подключится, то мы сможем решить эту проблему. Спасибо.

Шерин А.Н. (фракция ЛДПР). Уважаемая Татьяна Алексеевна! На всех уровнях поднимается вопрос, и фракция ЛДПР, в том числе говорит о необходимости поддержки развития сельского хозяйства. И вот министр Силуанов сообщил о том, что докапитализация Россельхозбанка произойдёт в размере 20 миллиардов рублей, так как является на 100 процентов государственным банком. И Вы сообщили о том, что выделяются денежные средства на субсидирование процентной ставки по сельхозкредитам. Но Вы также озвучили вопиющую цифру, что из 21,3 миллиарда рублей на субсидирование процентной ставки освоен всего лишь 1 процент. Скажите, пожалуйста, не рассматриваете ли Вы вопрос предложить в своём заключении, чтобы хотя бы государственный Россельхозбанк выдавал сельскохозяйственные кредиты уже за вычетом вот этой вот ставки, которую ему всё равно будут из бюджета Российской Федерации компенсировать? Таким образом, это сократит бюрократию, в том числе и коррупцию, и все денежные средства могут быть направлены нашим сельхозпроизводителям без лишней бумажной волокиты Спасибо.

Голикова Т. А.: Спасибо. Уважаемый Александр Николаевич! Уважаемые депутаты! Это новая форма. Могу сразу сказать, что когда этот проект рассматривался, когда он был еще проектом, мы по нему высказывали свои замечания и говорили о том, что, скорее всего, будут задержки с кассовым исполнением, потому что это неотработанная схема. Более того, мы получаем обращения от коллег-губернаторов по поводу непонятности, пока употреблю такой термин этого механизма, и того, какую он даст отдачу, и как он будет работать.

Когда мы обсуждали эту тему на заседании комитета по бюджету, Геннадий Васильевич Кулик выступил с предложением, чтобы мы предметно посмотрели эту тему, посмотрели, в чем там проблема.

Мы это сделаем, и в ближайшем отчете представим вам свою информацию. Ну, понятно, что еще не в рамках контрольного мероприятия, а в рамках пока мониторинга исполнения. Если увидим проблемы, конечно, выйдем с контрольным мероприятием, но при этом я хочу сказать, что если мы это увидим, мы вас проинформируем о необходимости внести изменения, но компетенция по внесению изменения, она, конечно, за Правительством Российской Федерации. Спасибо.

Тутова Л.Н. (фракция "Единая Россия"): Уважаемая Татьяна Алексеевна, всех нас волнует тема ликвидации второй и третьей смены обучения в школах, создания нормальных условий для наших учащихся. Мы при принятии изменений в федеральный бюджет на 2017 год вносили даже предложение о том, чтобы увеличить субсидии регионам на решение этой проблемы. Но, по Вашему сообщению, эта проблема очень многосторонняя, и некоторые регионы, к сожалению, деньги, выделяемые на школы, тратят на другие нужды. Министерство образования, как Вы сказали, не имеет точной информации о состоянии школ. А каков результат? Деньги возвращаются в федеральный бюджет, увеличивается количество школ с износом более 50 процентов, там учатся наши дети. Как Вы считаете, что является главной болевой точкой данной проблемы? Кто должен координировать строительство и реконструкцию школ, и что, по Вашему мнению, может сделать парламент в данной ситуации?

Голикова Т. А.: Спасибо. Я частично остановилась на этом вопросе, но еще бы хотела обратить внимание на несколько, на мой взгляд, существенных моментов, которые связаны с реализацией.

Ну, во-первых, это сама методика распределения финансовых ресурсов. Поэтому есть остатки. Поэтому есть возвраты. Регионы не готовы.

Я неслучайно сказала, что Министерство образования не располагает информацией о состоянии ветхого фонда. И это во многом влияет на те объемы финансовых ресурсов и на то решение задачи по уменьшению количества детей, обучающихся во вторую и третью смену и меньшего количества ветхих объектов, о котором мы с вами говорим.

Я также хочу обратить внимание, что эта тема заявлена как приоритетный проект, который обозначен как приоритетный проект, который мониторится в установленном порядке и можно видеть на сайте правительства состояние дел по этому вопросу.

Кто должен координировать эту работу? Координировать эту работу, безусловно, и ответственность за нее должны нести субъекты Российской Федерации вместе с Министерством образования.

Почему субъекты? Потому что сегодня это их полномочия и Российская Федерация выдает субсидии, то есть софинансирует расходные полномочия субъектов Российской Федерации, и средства на те соглашения, которые сегодня заключены, предусмотрены в полном объеме. А вот тот процент исполнения, о котором я сказала на 1 июня, это процент исполнения, который связан с тем, что в рамках нового механизма предоставления субсидий регионы обязаны тратить свои собственные ресурсы и Федерация финансирует в тех долях, которые установлены соглашением.

К сожалению, на сегодняшний день этого не происходит. Не происходит по понятным причинам. Потому что есть административные барьеры внутри самих субъектов Российской Федерации. Соглашения подписаны, в ряде случаев поправки в бюджеты не внесены, нет проектно-сметной документации, нет разрешения на строительство, и отсюда возникают все те проблемы с финансированием, о которых я только что сказала.

Что может сделать парламент?

Во-первых, парламент в рамках своей парламентской процедуры знакомясь, в том числе, с нашими отчетами может видеть ситуацию с исполнением соглашений. Такую же работу ведут Министерство образования и Министерство финансов. Вы работаете в регионах, и вы всегда можете посмотреть на те истинные причины, которые являются препятствием для реализации этой социально-значимой программы.

Нилов О.А. (фракция «Справедливая Россия»): Татьяна Алексеевна, объемы недополучаемых средств в бюджет от целых отраслей России, причем богатейших отраслей мира, колоссальны. Так, например, лесная отрасль становится почти убыточной для бюджета. Рыбная, которая приносит в бюджет сегодня меньше, чем транспортный налог Москвы. Ну и вот по оценкам Комитета по природным ресурсам Государственной Думы, бюджет ежегодно только от использования природных ресурсов недополучает примерно 1 трлн. руб. От таможенного ведомства, по оценке специальной комиссии прошлого созыва, такие же суммы и даже большие суммы. Но это оценки депутатов, экспертов. Можно ли получать официальную информацию Счетной палаты об основных неплательщиках или недоплательщиках казны и о соответствующих суммах, с тем чтобы законодательно и организационно добиваться изменения этой постыдной ситуации?

Голикова Т.А.: Спасибо. Уважаемый Олег Анатольевич, это компетенция соответствующих уполномоченных органов, в первую очередь, речь идет о Федеральной налоговой службе, которая ведет систему налогового учета. И, конечно, Таможенной службе. То, что можем предоставить мы, мы можем предоставить в рамках наших контрольных мероприятий, и мы такую информацию регулярно предоставляем.

Что касается ситуации с администрированием, то я напомню вам, что в прошлом году парламентом были внесены поправки в Бюджетный кодекс, которые предполагают необходимость наличия нормативных документов, которые изданы в форме методических указаний по расчету тех или иных видом доходов всеми администраторами доходов федерального бюджета. Это принципиальное изменение, которое по нашему мнению позволит уже при планировании бюджета на 2018-2020 годы по-иному подойти к планированию доходов.

Почему я так говорю? Потому что все эти методические материалы в соответствие с требованием Бюджетного кодекса и постановления правительства должны содержать данные по облагаемой базе, по тому, какие применяются ставки, какие сроки уплаты, там целый спектр вопросов. Причем я должна обратить ваше внимание на то, что эти расчеты публичны. Они будут находиться в системе электронного бюджета и при формировании или анализе проектировок бюджета на 2018-2020 годы мы сможем это увидеть, а мы, естественно, будем вам в этой работе содействовать.

Иванов Н.Н. (фракция КПРФ): Уважаемая Татьяна Алексеевна, Счетная палата провела проверку законности и эффективности расходования средств бюджетов на предоставление жилых помещений детям-сиротам. Результат удручает. Число детей-сирот, нуждающихся в жилье, за два года возросло более чем на 30 тысяч человек. Более 90 процентов жилых помещений предоставляется детям-сиротам на основании судебных решений. А, при этом, около 10 процентов федеральных субсидий регионами не осваивается. Скажите, какие действия необходимо предпринять, чтобы поправить положение в этой сфере или хотя бы с точки зрения законодательства что нужно сделать, чтобы ситуация улучшилась? Спасибо.

Голикова Т.А.: Спасибо, уважаемый Николай Николаевич, уважаемые депутаты!

Мы подвели итоги этого контрольного мероприятия осенью 2016 г. Ситуация, действительно, удручающая. Должна сказать, что ситуация по состоянию на 1 января 2017 г. за 2016 г. не улучшилась. У нас 248 тыс. детей-сирот, которые стоят на очереди за получением жилья. Более того, я должна сказать, что существенная доля, по-моему, порядка 63% - это дети, которые уже превысили возраст 18 лет, то есть они в течение уже достаточно длительного периода времени не получают жилье. Я также должна сказать, что, к сожалению, за 2016 г., отчасти по той причине, о которой вы уже сказали, я имею в виду возврат предоставленных субсидий, регионы уменьшили количество человек, которые из числа детей-сирот обеспечиваются жильем на 2 тыс. Это плохой симптом и плохой сигнал. Что делать? Конечно, если так грубо посчитать, то для того чтобы полностью закрыть эту очередь, нам нужно достаточно серьёзные средства, порядка 160 млрд руб. Понятно, что никакой бюджет одномоментно такие средства не найдет. Но это и не нужно, потому что нет таких объёмов жилья, которые могли бы быть предоставлены на эти средства. Но тем не менее проблему надо решать. Частично мы свои предложения изложили в том представлении, которые направили Министерству образования. Оно сейчас является главным распорядителям по этим средствам, и это представление на сегодняшний день до конца с контроля не снято. Почему? Потому что мы поставили вопросы тактического подхода. Что я имею в виду? Во-первых, должен быть федеральный орган, который осуществляет координацию этой работы. На сегодняшний день она абсолютно разобщена. Стандарты по обеспечению жильём, которые принимаются регионами, у всех разные. Второе, в отдельных субъектах достаточно много жилого фонда, который не заселен и который может быть использован для обеспечения жильем детей-сирот. Но это межведомственное взаимодействие, и. конечно, такого рода решения должно принимать Правительство РФ. Мы очень рассчитываем, что Министерство образования реализует эти предложения. Во всяком случае понимание с министром образования у нас есть. Соответствующий отчет мы вам представим, как только истекут сроки исполнения представления. Спасибо.

Чернышов Б.А. (фракция ЛДПР): Уважаемая Татьяна Алексеевна! Прежде всего, спасибо за столь полный, подробный и актуальный доклад. Теперь вопрос: в 2015 г. не получили аттестаты почти 24 тыс. выпускников. Это больше, чем в 2 раза в предыдущем году, в 2014 г. При этом половина из этого количества (24 тыс.) это выпускники сельских школ. И балл по результатам ЕГЭ у них ниже, чем у городских. Как на ваш взгляд, с чем это связано? С недостатком финансирования школ на селе или, в целом, с неэффективностью образовательной политики для сельского школ? Спасибо.

Голикова Т.А.: Спасибо Борис Александрович, уважаемые депутаты, это та самая проблема доступности, о которой мы уже неоднократно говорили. Мы, проводя свои мероприятия, и экспертно-аналитические, и контрольные пришли к выводу, что ситуация с доступностью, как раз в сельской местности оставляет желать лучшего. К сожалению, на сегодняшний день это проблема, которой во многих субъектах Российской Федерации не уделяется достаточного внимания. И вот, собственно, те цифры по неполучению аттестата зрелости, о которых вы сказали, они связаны с проблемами, которые есть на сегодняшний день на селе. Я не буду называть цифры, они не очень приятные, но они содержатся в наших отчетах. Дело в том, что очень многие семьи просто не в состоянии отправить на обучение своих детей, потому что доступность на сегодняшний день не обеспечивается ни инфраструктурой дорожной, ни инфраструктурой детских садов и школ, которые функционируют на территории субъектов Российской Федерации. И конечно, такого рода проблемы, они, как следствие приводят к тому, что отсутствие регулярного посещения школьных занятий и попытка потом получить аттестат зрелости приводит к тому, что его просто не получают. И на сегодняшний день, когда мы взаимодействовали с регионами, мы увидели такую проблему, как проблема территориального планирования. Дело в том, что нормы градостроительного кодекса предполагают необходимость территориального планирования всех учреждений социальной защиты. Но, к сожалению, они не выполняются регионами. Ссылка идёт на недостаток средств в бюджетах. Но анализ показал, что это не такие уж большие затраты для того, чтобы спланировать. Никто не говорит, что эти задачи должны быть решены сиюминутно, но поэтапное решение этих задач и движение вперед здесь принципиально важно.

Что может изменить эту ситуацию? Изменить эту ситуацию может расширение тех мест в детских дошкольных учреждениях, т.е. та программа, которая реализовывалась два года назад, и та программа, которая реализуются сейчас. Я еще раз хочу отметить: есть позитивные сдвиги, но пока этого количества недостаточно, чтобы решить проблему в целом.

Санина Н.П. (фракция «Единая Россия»): Уважаемая Татьяна Алексеевна, Счетной палатой в 2016 и 2017 гг. в соответствии с поручением Государственной Думы проводится большая работа по контролю за строительством перинатальных центров. Татьяна Алексеевна, в 2015 г. Вы поднимали вопрос о затягивании вступления в действие 32 перинатальных центров. Более того, в марте 2017 г., по информации Счетной палаты, 13 перинатальных центров вступило в строй и есть риски по вводу остальных перинатальных центров. При этом деньги выделяются в полном объеме и проблема все-таки видимо в другом. Мы, конечно, помним, что предстоит демографическая ситуация сложная и перинатальные центры выполняют свою задачу, не только обеспечивая рождаемость, обеспечивая заботу о малышах при его рождении и ухаживании, но и осуществляя всестороннюю помощь тем женщинам, которые нуждаются, чтобы на них обратили внимание. Большая работа проводится сегодня в рамках проекта «Здоровье детям». Вот что, на ваш взгляд, привело к этой сложной ситуации и в каких субъектах на сегодняшний день эта ситуация наиболее сложная? Какие меры необходимо сегодня принять, чтобы обеспечить скорейший ввод перинатальных центров, которые еще строятся?

Голикова Т.А.: Спасибо, Наталья Петровна. Я в принципе в своем выступлении обозначила риски по тем регионам, которые находятся в зоне риска по возможности не ввода в 2017 г., не буду повторяться.

Скажу о другом. Почему стала возможна такая отсрочка? Такая отсрочка сроков стала возможна потому, что когда выделили соответствующие финансовые ресурсы, не была готова документация, в отдельных регионах мешали природно-климатические условия. Очень плохо была проработана в ряде случаев конкурсная документация, в результате чего конкурсные торги по семи регионами были отменены, пришлось переигрывать, и сроки были перенесены и затянуты.

Сейчас мы наблюдаем ситуацию, когда работы ведутся, но хотели обратить внимание на следующее. Сегодня по строительству каждого перинатального центра заключено трехстороннее соглашение между Министерством здравоохранения, Фондом обязательного медицинского страхования и субъектом РФ. По прошлому году ФОМС, за которым закреплены полномочия по контролю, выезжал на контрольные мероприятия в 15 регионов. Но, к сожалению, я должна констатировать, что те нарушения которые выявили мы, они не выявили по этим 15 субъектам Российской Федерации. И возможно если бы они были, то они бы и устранялись быстрее, и стройка происходила бы быстрее, чем это происходит сейчас. Но понятно, что никогда не бывает безвыходных ситуаций, и ситуация не потеряна, поэтому мне кажется что сейчас было бы правильным активизировать работу сторон по контракту, обязать их провести соответствующие мероприятия не только по результатам нашего мероприятия, но и по той компетенции, которую они осуществляют. По себе могу сказать следующее, по Палате – мы в начале июля, по-моему 7-ого, рассмотрим промежуточный отчет на заседании Коллегии, и пришлем вам соответствующие материалы, и вы сможете реагировать уже на те наши замечания и нарушения, которые мы предложим вам в нашем отчете, чтобы реагировать.

Ремезков А.А. (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемая Татьяна Алексеевна, я хотел бы попросить Вас ответить на такой вопрос: Счетная палата каждый год при заключениях на проекты бюджетов обращает свое внимание на то, что увеличиваются расходы по отдельным главным распорядителям, которые в соответствующих расходах или имеют низкий уровень исполнения или их вообще не исполняет. Создается какая-то интересная ситуация: значит здесь, в процессе различных действий выделяются средства Правительством. Кто-то их не исполняет, затем им снова выделяются средства. Непонятно – либо созданы условия, которые способствуют этому, либо те правила, которые существуют, они не дают возможности их использовать. Все-таки это государственные служащие и чиновники. Не пора ли, например, Счетной палате, может быть совместно в Государственной Думе разобраться с конкретными персоналиями, из-за которых происходит такое, мягко скажем, несоответствие тем задачам, которые ставит им, в первую очередь, в бюджет. Спасибо.

Голикова Т.А.: Спасибо Александр Александрович.

Уважаемые депутаты, я не очень понимаю, кого мы имеем под персоналиями в виду, но назначение министров – это у нас компетенция Президента страны, соответственно разбираться с теми, кто плохо исполняет бюджет, это, наверное, не дело Счетной палаты.

Все, что мы можем – представлять вам информацию. Но, я также обращаю внимание на то, что вы рассматриваете бюджет, и вы голосуете за принятие тех поправок, которые собственно и предлагаются. И мы, со своей стороны, пытаемся своевременно вас информировать о том, где есть проблемы, где нет проблем. Мы всегда рады и с большим удовольствием придем на профильные комитеты в преддверии голосования по поправкам, для того чтобы проинформировать вас о той ситуации, которая складывается по тем или иным расходам. И это уже ваше решение поддерживать, санкционировать или не санкционировать. Взаимодействию мы всегда рады.

Спасибо.

 

 Источник: использованы материалы с официальных интернет-ресурсов Государственной Думы ФС РФ и Счетной Палаты РФ.