Виталий БОЛДЫРЕВ. Безопасный для природы капитализм – это миф?!* (продолжение)

ПРОДОЛЖЕНИЕ
(начало статьи - здесь)

Фото дня - европейская засуха с борта МКС
Опубликовано 09/08/2018, в 20 ч. 54 мин.
БОЛДЫРЕВ 011.jpg
Фото twitter.com/Astro_Alex

Немецкий астронавт Александер Герст опубликовал в своем «Твиттере» фотографию Центральной Европы, снятую с борта МКС, которая показывает масштабы катастрофической засухи в регионе.

По словам Герста, с высоты 400 километров открывается шокирующий вид. Обширные европейские территории, которые должны быть зелеными, сейчас полностью коричневые. «Это похоже на смесь пыли, песка и дыма. Никогда такого не видел», — написал астронавт в комментарии к своим снимкам.

Аномальная жара охватила страны Европы в июле и сохраняется до сих пор. В Германии из-за засухи обмелели крупные реки и ожидается самый низкий урожай за последние сто лет. В Греции, Швеции, Португалии и Испании жаркая и засушливая погода стала причиной возникновения лесных пожаров, которые унесли более сотни человеческих жизней и уничтожили десятки тысяч гектаров леса.

БОЛДЫРЕВ 012.jpg

БОЛДЫРЕВ 013.jpg

г. Лыгин в ноябре прошлого года опубликовал в сми статью «Ждём, когда самолеты не смогут взлетать?!»: «За 52 года мы потеряли 16 мм. рт. ст., или около 20 км. высоты атмосферы! Если вначале прошлого века верхняя граница проникновения кислорода располагалась на высоте 30-45 км, (граница озонового слоя), то сегодня она уже снизилась до 20 км. Если самолеты летают сегодня на высоте 7-10 км, то на этой высоте им осталось летать не более 30-40 лет. Недостаток кислорода будут ощущать, прежде всего, страны с жарким и влажным тропическим климатом. И в самое ближайшее время такими странами станут Индия и Китай, сосредоточившие огромный промышленный потенциал, который в скором времени будет вынужденно остановлен не по причине экологического загрязнения (фильтры поставить можно), а по причине отсутствия кислорода».

А Главная Геофизическая Обсерватория им. А.И.Воейкова РОСГИДРОМЕТА, которая, по сути, создана следить за состоянием атмосферы, на запрос И.Г. Катюхина: «сколько кислорода осталось в атмосфере сегодня?», отвечает: «в настоящее время снижение кислорода в атмосфере Земли незначительно и пока не вызывает беспокойства. Другое дело рост СО2». И доктор физ.мат. наук, профессор, И. Л. Кароль начинает считать, сколько потребляется атмосферного кислорода при сжигании УВ на образование СО2 , не понимая (?), что такое же количество кислорода при этом одновременно тратится безвозвратно на образование пара H2O (то же, ведь, парникового газа). (В моей статье «Компрадоры в России и климат», опубликованной в PRoAtomе [13/09/2016], подобные манипуляции моих «героев» - и Бедрицкого и Донского и Замолодчикова и Кудеярова изложены более подробно).

Итак, если уже общее содержание кислорода в атмосфере достигает, или уже достигло, порога, когда и озоновый слой начинает истощаться, (хотя задача сохранения этого слоя была и сегодня остаётся одной из важнейших экологических проблем современности), то становится ясно, что

мощность всей земной энергетики, использующей горючее, не должна была бы превышать определённого уровня, соответствующего мощности растительного мира Земли по воспроизводству атмосферного кислорода с учётом антропогенно- сжигаемого!

Такой международный порядок сбалансированного потребления горючего и должен был бы быть установлен и для каждой страны. Тогда при его соблюдении можно будет утверждать, что страна пользуется «возобновляемыми» или «восполняемым» источником энергии при сжигании топлива, и Принцип 2 Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро,1992 год) ею не нарушается и она не наносит ущерба окружающей среде других государств

 Вот и весь весьма простой механизм образования органического топлива на Земле, как совокупности различного вида горючего (угля, водорода, метана, нефти и различной «биомассы») и окислителя (атмосферного кислорода), а также элементарно необходимые правила его потребления.

Однако мировое сообщество, похоже, не собирается соблюдать эти правила, да и упомянутый Принцип 2 Конференции ООН по окружающей среде и развитию.

Большинство промышленно развитых стран уже давно стали странами - «паразитами», у которых промышленное потребление атмосферного кислорода на их территории многократно превышает воспроизводство в виде «чистой первичной продукции» растительным миром атмосферного кислорода на их территории. Но они и не собираются нести ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции. Россия, Канада, Скандинавские страны, Австралия, Индонезия, другие страны - это «доноры», которые безвозмездно снабжают страны - «паразиты» атмосферным кислородом.

Можно считать, что в странах - «паразитах» антропогенное потребление атмосферного кислорода происходит за счёт всей чистой первичной продукции кислорода фотосинтезирующих организмов на территории своей страны, а так же на территориях других стран – «доноров». Гетеротрофное потребление атмосферного кислорода (корнями, грибами, бактериями, животными, в том числе и дыханием человека), происходит исключительно за счёт запасов атмосферного кислорода, наработанного на планете миллионами предыдущих поколений фотосинтезирующих организмов. У стран - «доноров» антропогенное потребление атмосферного кислорода происходит исключительно за счёт части чистой первичной продукции фотосинтеза на территории страны, а гетеротрофное потребление атмосферного кислорода – за счёт недоиспользованной при антропогенном потреблении чистой первичной продукции фотосинтеза, а в отдельных странах - и запасов атмосферного кислорода.

Такое разнесение поглощения атмосферного кислорода обусловлено тем, что всё живое на планете Земля имеет естественное право дышать.

При этом следует иметь в виду, что гетеротрофное потребление атмосферного кислорода не входит в рамки юрисдикции какого-либо государства.

В странах Евросоюза на конец XX века фотосинтезирующими организмами на его территории производилось примерно 1,6 Гт атмосферного кислорода и в то же время его антропогенное потребление составляло примерно 3,8 Гт. В России же в этот период фотосинтезирующими организмами производилось на территории страны около 8,1 Гт атмосферного кислорода, а его антропогенное потребление составляло всего 2,8 Гт.

Многие защитники глобализации предлагают сегодня рассматривать запас атмосферного кислород как запас «практически неисчерпаемый» или, в лучшем случае, его антропогенное потребление - не поддающееся контролю.

То есть, по их мнению (Альберта Арнольд (Эл) Гора-младшего и Ко),
антропогенные выбросы углекислого газа на территории поддаются контролю, а антропогенное потребление запасов атмосферного кислорода якобы не поддаётся контролю. Но ведь в методическом плане есть соответствующий правовой прецедент. Ещё 6 октября 1998 года Питер Ван Дорен в Cat Policy Analysis № 320 писал:
«В США право собственности позволяет землевладельцам извлекать полезные ископаемые, том числе нефть и природный газ, из той земли, которой они владеют. Однако подземные нефтяные и газовые потоки не считаются с правом собственности на земную поверхность. Если на своём участке землевладелец попытается максимизировать свой собственный доход от извлечения нефти и газа, то общая эксплуатация нефтяного и газового месторождения для других собственников будет уже не эффективной. Поэтому условия «объединительных контрактов» предусматривают передачу землевладельцами своего права бурить и эксплуатировать скважину некоему оператору, стремящемуся к максимизации общего дохода, а взамен они получают свою долю прибыли с месторождения вне зависимости от того, производятся ли работы на их земле».

На наш взгляд, принцип «объединительных контрактов» может быть положен и в основу права при использовании атмосферного кислорода в качестве окислителя органического горючего с передачей функций «оператора» некой международной организации. Россия располагает гигантским резервом квот на атмосферное природопользование с использованием своего растительного мира для восстановления на планете антропогенно поглощённого атмосферного кислорода и поглощения планетарного антропогенного углекислого газа. Ясно, что глобализация должна быть увязана с использованием этого резерва и в международной торговле. Станы БРИКС уже сейчас могут создать такого общего «оператора» и заключить «объединительные контракты».

При установлении определённых международных правил, покупка органического горючего должна сопровождаться предъявлением соответствующей лицензии на право покупателя сжигать атмосферный кислород в требуемом объеме или приобретением у «оператора» - некой международной организации, созданной на принципах «объединительных контрактов», таковой же лицензии для покупки горючего (нефти, газа, угля).

Страны Евросоюза испытывают экологический кризис, в первую очередь из-за потребления органического топлива, многократно превышающего возможности окружающей среды на их территориях по восстановлению антропогенно поглощаемого атмосферного кислорода и поглощению антропогенного углекислого газа. Тем не менее, политическое давление «зелёных» там направлено против атомной энергетики. Так как же поддерживать и развивать экономику без эффективного производства электроэнергии?

В новой, либерализированной модели энергетики не удаётся найти места для ядерной энергетики. Будучи сейчас необходимой для общества, ядерная энергетика оказывается невыгодной для частных инвестиций – основного двигателя энергетического будущего всего мира при неолиберальной экономике. Ведь все действующие сегодня в мире атомные станции были построены в своё время государственными или частными вертикально-интегрированными монополиями, которые действовали в рамках прежней модели экономики. Новая модель сделала инвестиции в капиталоёмкую ядерную энергетику невыгодной для частных инвесторов, хотя на ядерную энергетику и сохранился общественный спрос. «Фундаментальный вопрос – смогут или нет регулирующие и законодательные нормы оправдать капиталовложения в атомную энергетику, чтобы она могла конкурировать с другими видами энергетики?» - задал вопрос Джордж Буш-младший после избрания его Президентом США.

На наш взгляд, проблема решается довольно просто – введением необходимой платы за потребление «чужого» автотрофного атмосферного кислорода, то есть природного капитала, не находящегося в частной собственности.

Парадигмой развития атомной энергетики должна быть не исчерпаемость природного горючего на планете Земля, а исчерпанность возможностей растительного мира Земли по воспроизводству антропогенно поглощаемого атмосферного кислорода.

И ещё. По данным многих учёных, в том числе российского профессора Е.П. Борисенкова, из 33,2оС повышения температуры в приземном слое атмосферы, которые даёт «парниковый эффект», только 7,2оС обусловлено действием углекислого газа, а 26оС при этом – парами воды, поскольку в создании «парникового эффекта» одна весовая часть углекислого газа принимает участие в 2,82 раза большее, чем одна весовая часть паров воды. В наше время парниковый эффект в приземном слое атмосферы в среднем на 78% обусловлен парами воды и только на 22% - углекислым газом Легко показать, что сегодня в суммарных парниковых выбросах при сжигании угля на ТЭС парниковая доля от водяного пара составляет 47,6%, при сжигании газа на ТЭС – парниковая доля от водяного пара составляет 61,3% , а при сжигании чистого водорода 100%!

Тем самым даже и с позиций сторонников антропогенного происхождения глобального потепления рассматривать следует не только антропогенные выбросы углекислого газа, но и антропогенные выбросы водяного пара, а квотировать - антропогенное потребление атмосферного кислорода.

Из всего сказанного выше следует, что защита запасов атмосферного кислорода от промышленного потребления является сегодня приоритетной задачей в сфере регулирования взаимоотношений между человечеством и природой и может решаться только развитием экономичной и безопасной атомной энергетики.

 P.S. Однако, при этом надо иметь в виду, что «среднее время строительства 34 реакторов в мире от 2003 года к настоящему моменту составляет 9,4 года. Система издержек производства на АЭС за последнее десятилетие выросла с $1 тыс. до $7 тыс. за проектный кВт». Это, как утверждают некоторые авторы, находится в соответствии с «законом Гроша», согласно которому, «если техническая система совершенствуется на базе неизменного научно-технического принципа, то с достижением некоторого уровня ее развития стоимость новых ее моделей растет как квадрат ее эффективности». Иными словами, нельзя без смены научно-технического принципа «примочками» и «нашлепками» на старый проект, как это сделано, например, в российском проекте АЭС «ВВЭР-ТОИ», создать конкурентоспособные новые энергоблоки АЭС. И пока этого не происходит, рост энергопотребления человечеством при сегодняшней цивилизации, основанной на «банковском проценте», несмотря ни на что, будет происходить, в основном, за счёт роста углеводородной энергетики, а не в результате роста мощностей атомной энергетики.

-----

Доклад опубликован:

  1. Болдырев В.М.. «Возобновляемые источники энергии, органическое топливо и экологичная атомная энергетики», доклад на Экспертной дискуссия на ИА REGNUM «Экономические и экологические последствия международных климатических соглашений для России, Россия, Москва, 17-18 марта 2016 года.
  2. Болдырев В.М. «Возобновляемые источники энергии, органическое топливо и экологичная атомная энергетика», докладу на Десятой Международной аучно-технической конференции «Безопасность, эффективность и экономика атомной энергетики», Москва. 25-27.05.2016.
  3. Болдырев В.М., «Безопасный для природы капитализм – это миф!?», статья в журнале АТОМНАЯ СТРАТЕГИЯ ХХI, июнь, 2016 г.

Экспертное заключение НИЦ «Курчатовский институт» по статье:
БОЛДЫРЕВ 014.jpg

  1. Болдырев В.М., «Безопасный для природы капитализм – это миф!?», доклад на Семинаре в г. Обнинске 26.06.18 – в годовщину пуска Первой в мире АЭС.

-
* Материал предоставлен автором