ЗВУК: Павел ЛАПТЕВ. Как устроен Европейский суд по правам человека. Россия и ЕСПЧ

ШАЛЫГИН.беседы

Павел Александрович Лаптев,
заведующий кафедрой европейского права Российской академии правосудия,
уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека с 1997 по 2007 годы.

Беседует Максим Шалыгин.

Беседа записана 9 июня 2010 года.

 

М. Шалыгин. Здравствуйте, друзья. К нам в программу пришло sms-сообщение, не могу его не зачитать, поскольку хорошее. Сообщение из Рустави, из Грузии: "Девятого июня Международный день Грузии. Святое дело поздравить. Желаю вам верных друзей, бескорыстных, независтливых и веселых, вроде меня. Слышимость плохая, но, все равно, числю вас в друзьях". За поздравление спасибо!

Ближайший час мы тоже будем говорить о друзьях. Александр Дольский, правда, о таком типе "друзей" писал примерно следующее: "Враг меня работать учит, / И спасает от тоски. / Нет друзей верней и лучше, / Чем заклятые враги". И далее, по-моему: "Среди тревог и передряг, / Наc жизнь, порою, вознесет. / И верный друг, и верный враг, / Как два крыла среди высот".

К чему это я? Друзья мои, первого числа этого месяца вступил в силу Четырнадцатый протокол к Европейской конвенции о правах человека по реформе Европейского суда по правам человека. Я с удовольствием и колоссальным уважением представляю в качестве главного эксперта программы Павла Александровича Лаптева, заведующего кафедрой европейского права Российской академии правосудия, уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека с 1997 по 2007 годы. Добрый вечер. Спасибо, что пришли.

П. Лаптев. Добрый вечер. С 1999 по 2007. Остальное все верно.

М. Шалыгин. Но при этом подготовительная работа была, так что не отнекивайтесь. Дело в том, что в Европейский суд по правам человека обращения граждан Российской Федерации начали поступать в 1998 году.

П. Лаптев. С 5 мая.

М. Шалыгин. Поэтому все происходящее было на ваших глазах.

П. Лаптев. Фактически, да.

М. Шалыгин. Первое обращение помните? Давайте с этого начнем.

П. Лаптев. Я помню первое дело. Дело Калашникова против Российской Федерации. Это дело было первым производством. И первое дело, которое окончилось вынесением постановления Европейского суда в 2002 году – дело Бурдова против Российской Федерации. И то, и другое весьма интересно. И одно дело, и другое кардинальным образом отличаются друг от друга. Но объединяет их одно слово - волокита.

М. Шалыгин. В России.

П. Лаптев. Волокита в России. Первое – это судебная волокита по уголовному делу Калашникова. Второе дело - это волокита по исполнению решения наших же судов в отношении Бурдова в Ростовской области.

М. Шалыгин. Местными органами власти.

П. Лаптев. Не только местными. Была вина и федеральных структур. Но, главным образом, была безынициативность власти субъекта Российской Федерации.

М. Шалыгин. Друзья, я предлагаю построить программу следующим образом. В первой части мы с вами будем говорить о том, как устроен Европейский суд по правам человека, что это такое изнутри. Все мы слышали о деле ветерана Кононова, гражданина Российской Федерации против латвийского государства. Однако возникает масса вопросов. Почему это все случилось? Как это работает? Будем разбираться. Во второй части программы будем смотреть на проблемы взаимоотношений Российской Федерации и Европейского суда. Павел Александрович, утверждайте порядок.

П. Лаптев. Да, ради Бога.

М. Шалыгин. Замечательно. Что такое Европейский суд по правам человека? Как он устроен?

П. Лаптев. Европейская структура, даже больше чем европейская структура. Я приведу пример. Мы проводили студенческую юридическую олимпиаду под эгидой президента Российской Федерации. Был вопрос: очертите европейское правовое пространство. И одна девочка из Омска написала, что "наш город Омск не находится в европейском правовом пространстве". А с другой стороны, я, другой пример привожу. Наибольшее число обращений в Европейский суд поступало из славного города Оха, который расположен в Сахалинской области, на Сахалине. Так случилось, что, видимо, был там какой-то клич или всеобщее массовое явление, но ни одно из этих дел не дошло до продвинутой стадии.

Что такое Европейский суд? Это субсидиарный орган, судебный орган, который дополняет защиту гарантированных международным, европейским правом, прав человека среди государств-участников конвенции о защите основных свобод человека. Иногда ее называют Европейской конвенцией, но это своеобразный сленг, который укоренился и в Совете Европы, и в суде. Формально, если смотреть по классификатору, она четко называется Конвенция о защите прав человека и основных свобод, без слова "европейская".

М. Шалыгин. Это очень важная деталь, поскольку Казахстан, например, председательствует в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

П. Лаптев. Относительно Казахстана я вам должен сказать отдельно. Казахстан имеет полное право заявить о своем возможном вступлении в Совет Европы и присоединиться к Европейской конвенции, потому что часть Казахстана, так же, как и часть Турции, как и часть Российской Федерации, является европейской составляющей. То есть, находится на территории Европы.

М. Шалыгин. Это чрезвычайно важно, друзья мои. Не только Европейский союз, но и другие государства. Вот о чем сейчас говорит Павел Александрович.

П. Лаптев. Но Европейский союз – это отдельно, это Люксембургский суд. Понимаете, что такое европейское право? Сейчас в Высшей аттестационной комиссии Российской Федерации появилось желание. У нас при защите кандидатских и докторских диссертаций идет такая составляющая как международное право, европейское право. Некоторые пытаются исключить два слова – европейское право – из этого наименования. Беда российской доктрины международного права, вообще российской науки международного права, в том, что до конца никто, и в научных исследованиях, и в своей практической деятельности, не определил, что такое европейское право для Российской Федерации. Европейское право для Российской Федерации – это, прежде всего, право Совета Европы, включая основополагающий документ Конвенцию о защите прав человека и основных свобод или Европейскую конвенцию.

М. Шалыгин. У нас есть звонок. Давайте послушаем радиослушателя. Добрый день, говорите, вы в эфире.

Андрей из Кишинева (по телефону): Добрый день, Максим. Добрый день, уважаемый эксперт. Андрей, Кишинев. Хочу задать вопрос. На каких принципах, кого и как выбирают в Европейский суд? Есть ли в нем представители России? И какими законами они пользуются?

М. Шалыгин. Понятно. Хорошо.

П. Лаптев. Даже из Кишинева поступил звонок. Очень хорошо. Так же, как и от Молдавии, от России в Европейском суде – один судья. В Конвенции четко записано, что от каждого государства-участника Конвенции избирается один судья.

М. Шалыгин. Кто направляет?

П. Лаптев. Власти соответствующего государства. Процедура выбирается, по крайней мере, на сегодняшний день, самим государством. Может быть голосование среди судейского сообщества или представление президента страны.

М. Шалыгин. Или утверждение парламентом.

П. Лаптев. Да. Но очень важно, что представляется не одна кандидатура, а представляются три кандидатуры на выбор членов Парламентской ассамблеи Совета Европы. Причем, по практике и по рекомендациям Совета Европы уже были отрицательные моменты для ряда государств. Но не относительно Молдавии и России. Нужно, чтобы были либо две женщины, либо два мужчины, то есть, гендерное равенство. Это модное в европейском сообществе слово...

ШАЛЫГИН.беседы