Максим ШАЛЫГИН: Зачищение Майданом

ШАЛЫГИН.мнение

(текст опубликован 10 октября 2014 на сайте МИА "Россия Сегодня" РИА Новости: https://ria.ru/analytics/20141010/1027765017.html)

Закон о люстрации на Украине легализует борьбу с инакомыслием в самых чудовищных формах, считает обозреватель МИА "Россия сегодня" Максим Шалыгин.

Самое страшное для украинского общества в принятом законе "Об очищении власти" заключается в его бесконтрольном применении на местном уровне — в районных центрах, посёлках и небольших городах.

Аутодафе

Принятие закона "Об очищении власти" (или закона о люстрации) было одним и главных требований Майдана. Ещё в феврале активисты сформулировали критерии отбора министров "правительства народного доверия". После государственного переворота Арсений Яценюк, назначенный Верховной Радой премьер-министром, объявил себя "камикадзе" и получил тем самым карт-бланш в работе кабинета министров.

Тема люстрации на некоторое время отошла на второй план. В стране началась гражданская война под вывеской антитеррористической операции.

Спустя три месяца, когда провалилось "победоносное наступление" на Донбасс, вопрос о люстрации вновь стал одним из самых обсуждаемых. Более того, разочарование активистов Майдана в действующей власти начало переходить в акции так называемой "народной люстрации". Впрочем, при потрясающих масштабах бандитизма и массовом переделе собственности, отличить "очищение власти" от махновщины практически невозможно.

Уже 17 сентября Верховная Рада во главе с пастором Турчиновым принимает закон "Об очищении власти". Проверки проводятся "с целью восстановления доверия к власти и создания условий для построения новой системы органов власти в соответствии с европейскими стандартами".

Разумеется, и кабинет министров в полном составе во главе с "камикадзе" также попадает под каток "очищения". И в каждом ведомстве должны быть созданы специальные Комиссии по люстрации.

Собственно, сам закон по структуре и по тексту больше напоминает знаменитый "Молот ведьм". Здесь и "необходимость глубокого осознания должностными лицами гнусности колдовства", и устанавливаются "типы злодейств", и прописываются "правила для возбуждения судебного иска против ведьмы, обеспечения ее осуждения и вынесения приговора". В общем, полный набор.

"Я сам решаю, кого уволить"

Пётр Порошенко — единственный представитель высшего руководства страны, не подлежащий люстрации. Осторожная реакция президента Украины на принятие это закона свидетельствует о понимании им значимости получаемого инструмента для кадровых решений. Он подписал закон только спустя три недели после принятия парламентом, обеспечивая себе пути для изменения параметров проверки в соответствии с личными потребностями.

Публично это озвучивает генеральный прокурор Украины Виталий Ярёма. Он заявляет, что закон о люстрации "во многих пунктах не соответствует Конституции Украины и не соответствует требованиям международного законодательства". Тем самым, оставляя президенту пространство для маневра. Если вспомнить, что именно Петр Порошенко предлагал парламенту кандидатуру Ярёмы на должность генпрокурора, то вряд ли можно предположить о некой несогласованной смелости чиновника.

И Пётр Порошенко говорит о готовности подписать закон, оставляя возможность изменений в соответствии с предстоящей экспертизой Венецианской комиссии.

Венецианская комиссия — это экспертный орган при Совете Европы, заключения которого носят рекомендательный характер по форме и конъюнктурный по сути решений. Достаточно вспомнить рассмотрение этой комиссией вопроса о воссоединении Крыма с Россией, когда эксперты решили не исследовать исторический аспект проблемы. Проголосовали, что не хотят этого знать, и не стали слушать аргументы российских представителей. Можно также вспомнить юридический карнавал вокруг российского закона об иностранных агентах, когда правоведы углубились в русскую филологию, одновременно признаваясь в плохом знании русского языка.

То есть, вполне можно ожидать заключения Венецианской комиссии, в котором Украине будет рекомендовано дополнить закон статьёй о праве президента решать — кого люстрировать, а кого назначить на должность.

Судя по предварительным экспертным комментариям, это вполне соответствует "демократическим нормам". Логика такая: президент избран всенародным прямым голосованием, он выражает мнение граждан, граждане делегировали ему право решать, он несёт перед гражданами ответственность, следовательно, ему необходимо обладать правом люстрировать-не-люстрировать. А в вопросы сложной процедуры импичмента и потенциальной коррупционности никто вдаваться особенно не будет.

В той же генеральной прокуратуре Украины один из заместителей генпрокурора курирует сразу и вопросы проведения ведомственных тендеров, и кадровые назначения. И никого подобное распределение обязанностей не удивляет. Вот только потом общественность поражается, что у этого чиновника дача стала больше резиденции экс-президента. А сам генпрокурор назначает служебную проверку деятельности своего заместителя, но не пересматривает полномочия.

С мандатом от Майдана

По самой общей оценке, под действие закона о люстрации подпадает более миллиона (!) чиновников всех уровней власти, государственных служащих и работников правоохранительных органов в 40-миллионной стране. И это только самая общая экспертная оценка, не учитывающая стихийной "народной инициативы" на местах по увольнению директоров школ и педагогов, медицинских работников и даже артистов местных театров, заподозренных в поддержке "антинародного режима" Януковича.

С момента государственного переворота киевские узурпаторы стремились избавиться от стихии непредсказуемого и самовольного Майдана. Непокорность Донбасса была использована для направления на восток страны активистов Майдана и им сочувствующих. Их просто удалили из столицы. И это было общее негласное решение всех политических партий Украины. При этом киевляне не подлежали всеукраинской мобилизации. Узурпаторы власти совместными усилиями разобрали Майдан. Провели (так называемые) выборы президента.

Но Пётр Порошенко всё это время стремится перестать быть "президентом Майдана", то есть — "первым среди равных". И все лидеры политических партий это поддерживают. Майдан для них был способом переворота. Оседлав протестную стихию и захватив на этой волне кабинеты, лидеры просто устранили активистов Майдана из столицы. На Восток.

Но затем пошла череда поражений украинской армии. И возвращение в Киев искалеченных войной активистов Майдана, преданных и обозлённых. Можно говорить о заслуженности этой участи — и это будет справедливо — но трагичность положения людей не изменится. У них нет льгот и каких-либо выплат за участие в АТО. Предлагаемое же государством — подачки. Они уже не будут работать, то есть заниматься созидательным трудом. У них искорёжена психика.

Перед парламентскими выборами принимают Закон о люстрации. Участникам Майдана, фактически, предлагается на откуп вся страна. Им предлагается разъехаться по своим посёлкам и деревням, чтобы вершить суд. Казнить и миловать. Теперь они получают мандат. В какой форме они — "герои войны" — будут вершить люстрацию и народную справедливость? Остаётся только догадываться. И эти предположения — самые мрачные.

ШАЛЫГИН.мнение