Максим ШАЛЫГИН: Почему запрещают Компартию Украины

ШАЛЫГИН.мнение

(текст опубликован 24 июля 2014 на сайте МИА "Россия Сегодня" РИА Новости: https://ria.ru/columns/20140724/1017322679.html)

США готовы "помогать" Украине без коммунистов, считает обозреватель МИА "Россия сегодня" Максим Шалыгин

Нынешняя киевская власть демонстрирует все признаки людоедского режима. Третья волна мобилизации так называемой "Антитеррористической операции" для убийство "недолюдей" (по выражению главы кабмина Украины Арсения Яценюка) на юго-востоке страны. Доносы на "неблагонадёжность" соседа повсеместно становятся нормой жизни, как и сжигание заживо несогласных с правящим режимом.

В так называемую украинскую армию большинство "добровольцев" сгоняют с помощью шантажа, угрожая им в случае несогласия пятью годами тюремного заключения. У Киева скоро просто не останется украинцев, готовых сгореть в топке гражданской войны. С другой стороны, есть иностранные наёмники, создаётся польско-литовско-украинская военная бригада "УкрПолЛитБриг". И уже справедливо говорить об интервенции.

Территория, как минимум, четырех областей страны — Ивано-Франковской, Львовской, Донецкой и Харьковской — фактически продана глобальным корпорациям Shell и Chevron, причём вместе с людьми, для добычи сланцевого газа. Подписание пакета об "ассоциации с ЕС" открывает внутренний рынок для лавины европейских товаров, убивая остатки национальных производителей. Одновременно в несколько раз повышаются коммунальные платежи. При замораживании уровня заработной платы и урезании социальных пособий.

Работы нет, и нет перспектив её появления. Мужчин буквально отлавливают для отправки на восточный фронт. И люди массово бегут из страны. Большинство — в Россию.

Всё это — результат действий узурпаторов, пришедших к власти на волне майдана, за неполные полгода. Украина, израненная и окровавленная, стремительно пустеет и погружается в хаос.

Чужие на празднике смерти

Равнодушие к смерти другого человека и презрение к жизни несогласных с новым политическим курсом — особенно заметны в парламенте Украины. Собственно, иначе и не может быть. Неофашизм и ультранационализм просто несовместимы с человеколюбием. По природе своей.

Поэтому, даже умеренные в парламенте смотрятся как "белые вороны". А критикующие действия власти и парламентского большинства — "инакомыслящими", "предателями" и "пособниками сепаратистов". Компартия Украины — последняя политическая сила, которая не отошла от своей политической платформы.

Партия регионов, к примеру, проведя "самоочищение через самобичевание" — не заслужила ничего, кроме презрения. Как в самой Верховной Раде, так и за пределами парламента. И отдельные "буйные" депутаты уже не спасут лицо этой партии.

Коммунисты же остались верны себе. Противники "ассоциации с ЕС" и вступления страны в НАТО. Сторонники большего участия государства в экономике и сохранения уровня социальной поддержки населения. Неизменный ориентир на интеграцию с Россией. Придание русскому языку статуса государственного. Осуждение героизации нацистских преступников Бандеры и Шухевича. Защита правдивой истории, сохранение общего исторического наследия. Коммунисты Украины — единственные из всех компартий постсоветского пространства — признали ошибки КПСС и публично извинились за них. Признали, но не отреклись.

При этом, лидера коммунистов Петра Симоненко нельзя упрекнуть в недоговороспособности. Он достаточно опытный политик и не один раз демонстрировал чудеса маневрирования. И это не является особым секретом. Его есть за что упрекать. Вот только в сепаратизме и в антигосударственной деятельности Пётр Симоненко никогда замечен не был.

Но, с началом ноябрьского майдана, коммунисты оказались единственной политической силой, которая последовательно выступала за законность и сохранение законности. За это время победители сожгли офис компартии в Киеве и дом самого Петра Симоненко. До сих пор неизвестна судьба некоторых руководителей районных комитетов компартии, которые были похищены ночью и увезены в неизвестном направлении. В прессе развёрнута самая настоящая травля коммунистов.

Вероятно, стоит вспомнить, что Компартия Украины уже была один раз запрещена. Президент Леонид Кравчук (ещё будучи в статусе председателя Верховной Рады) подписал 30 августа 1991 года указ о запрете компартии "за организацию государственного переворота ГКЧП". Через два года — 19 июня 1993 года в Донецке прошел Первый съезд КПУ, на котором партия была восстановлена.

Теперь же Компартия снова мешает. Понятно, что наличие коммунистов в парламенте мешает демонстрировать "решительную сплочённость всего украинского общества перед общим врагом". Как понятно, что осенью возможны массовые протесты против проводимых "реформ" в экономике и социальной сфере. И коммунисты могут собрать вокруг себя этих несогласных. А впереди парламентские выборы. Потому что необходимо выполнять требование майдана. Следовательно, необходимо заранее устранить конкурентов.

Вот только требования запретить Компартию уж слишком настойчивы. И, может быть, здесь дело не только в идеологических разногласиях и борьбе за депутатские мандаты. В конце концов, могли бы просто "правильно" посчитать голоса на выборах. И не устраивать лишний шум.

Тем более, с таким явным нарушением Конституции страны. Возможно, это просто повторение уже пройденного.

План Маршалла — ремейк

Запрет компартии в отдельно взятой стране не является чем-то особенно новым в мировой истории. Достаточно вспомнить события в Чили 1973 года. Однако, за четверть века до этих событий в Европе произошло системное вытеснение компартий из политической жизни целого континента.

В июне 1947 года госсекретарь США Джордж Маршалл предложил европейским странам американскую помощь в восстановлении экономики, разрушенной после Второй мировой войны. Официально это называлось "устранение торговых барьеров", "модернизация промышленности" и "создание общего европейского рынка". За три года США предложили ассигнований почти на 13 млрд долларов.

В послевоенной Европе была повреждена транспортная инфраструктура, многие торговые суда были потоплены, безработица и нехватка продовольствия. Если в Британии ситуация была не столь тяжёлой, то Германия лежала в руинах.

Американцы, конечно, предложили помощь не совсем безвозмездно. Преимущественно, это были дешёвые кредиты и долгосрочный лизинг. Механизм распределения этой помощи предусматривал закупку промышленного оборудования и сельскохозяйственных товаров, а не помощь национальным бюджетам. Проще говоря, США организовали рынок сбыта своей продукции на Европейском континенте. И неплохо заработали. Большую часть "помощи" американцы себе вернули. Да и европейский континент наводнили своей национальной валютой.

Но когда несколькими годам позже Франция потребовала обменять доллары на золото — грянул небольшой кризис, результатом которого стал отказ американской валюты от золотого обеспечения.

Но в конце 1940-х нищая послевоенная Европа согласилась на все условия США. В программе приняли участие: Австрия, Бельгия, Великобритания, Западная Германия (помогая которой, американцы не забывали взимать репарации), Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Турция, Франция, Швеция, Швейцария. "Помощь" также получили Япония и несколько стран Юго-Восточной Азии.

Правда, было у американцев одно предварительное условие. Перед тем, как оказать "помощь" стране, американские дипломаты потребовали, чтобы в составе национальных правительств не было ни одного коммуниста.

Надо понимать, что после разгрома гитлеровской Германии авторитет Советского Союза (и коммунистического движения) был чрезвычайно высок. Поэтому, коммунистические партии пользовались широкой поддержкой в обществе. Что категорически не устраивало Вашингтон. И "план Маршалла" был создан и реализован США как инструмент подавления собственных интересов Европы и европейского общества в угоду американского доминирования на континенте.

Как говорил в те годы замгоссекретаря США Дин Ачесон, с 1939 по 1945 годы в Европе состоялась "европейская гражданская война", а, значит, для американцев, нет различия между агрессором и его жертвой. "Это несущественно", поскольку все они — жертвы общеевропейской гражданской войны.

Сегодня мир стал совсем другим. Мир стоит на пороге масштабных изменений.

Возможно, об этом было бы полезно вспомнить и в Киеве, и в европейских столицах.

ШАЛЫГИН.мнение