Максим ШАЛЫГИН: Форс-минор. От России с любовью

(текст опубликован 11 августа 2014 на сайте МИА "Россия Сегодня" РИА Новости: https://ria.ru/columns/20140811/1019566022.html)

Европа выбрала курс США. Россия делает выводы, считает обозреватель МИА "Россия сегодня" Максим Шалыгин

Решение российского правительства о введении запрета на импорт группы продовольственных товаров из стран Европейского Союза, Норвегии, США, Канады и Австралии можно расценивать как политический ответ Западу и, прежде всего, Европе в вопросе выбора способа преодоления мирового политического и экономического кризисов. Россия по-прежнему признаёт Европу своим стратегическим партнёром, но мнение Брюсселя и европейских столиц отныне не будет столь же значимым, как было до сих пор.

"От Владивостока до Лиссабона"

В 2010 году, с началом острой фазы мирового кризиса, (в то время премьер-министр России) Владимир Путин предложил странам ЕС создать экономический альянс "от Владивостока до Лиссабона". По мнению российского лидера, кризис показал, что экономики России и ЕС уязвимы. Россия "сильно зависит от сырьевой конъюнктуры", а ЕС столкнулся с "реальной угрозой ослабления позиций на рынках промышленной и высокотехнологичной продукции".

И поэтому Владимир Путин призвал к "органичному синтезу двух экономик". Объединить высокотехнологичную индустрию и сырьевые возможности. И вместе преодолеть кризис: "Если мы это сделаем, у нас есть шанс в будущем мире занять достойное место". Владимир Путин обращал внимание европейских лидеров на общие христианские ценности, объяснял, что "Россия не заинтересована в слабом или разобщенном Евросоюзе". Что "сближение России и ЕС не может быть направлено против кого-либо, оно не требует ослабления связей с традиционными партнерами и союзниками".

Но Россия признаёт только дружеские равноправные отношения и не позволит на хорошем отношении к Европе спекулировать, "чтобы кто-то спекулировал на том, что мы за это хорошее отношение постоянно должны уступать свои интересы, что мы должны постоянно отодвигаться, отодвигаться".

Европа тогда предпочла не заметить, либо просто не захотела услышать предложение российского лидера. Однако, как позже выяснилось, в Брюсселе всё услышали. Вот только истолковали на свой манер.

Выражение "от Лиссабона до Владивостока" в этом году прозвучало из уст Петра Порошенко при подписании Украиной соглашения о зоне свободной торговли (ЗСТ) с Евросоюзом. Киевский руководитель напомнил о предложении Владимира Путина и объявил: "Мы именно это и делаем". И, по словам Петра Порошенко, он ждет, "что с российской стороны будет то же самое". Собравшиеся этой речи аплодировали.

Иными словами, спустя четыре года оказалось, что Евросоюз согласен на идею общей экономики. Но только на условиях Брюсселя. То есть Россия по примеру Украины и Молдовы, должна полностью открыть свой рынок и подстроиться под правила ЕС. России в этом плане разрешается соглашаться с мнением Брюсселя. И это будет называться "дружеским партнёрством".

Последующие санкции, введенные странами ЕС в отношении российских чиновников, банков и компаний (преимущественно военно-промышленного и энергетического секторов) не оставили сомнений в намерениях Европы.

Таким образом, ситуация на Украине позволила подвести черту под дискуссией о проекте экономического альянса России и Евросоюза.

Барак Обамы

Стараниями американской администрации, Украина сегодня фактически превращена в лагерный барак. С администрацией — в виде местной ("демократически избранной") администрации, полицейскими частями по охране лагерных порядков (с допросами подозреваемых в несогласии с порядками), карательными подразделениями (по уничтожению бунтовщиков). Колючей проволоки по всему периметру этого лагеря пока ещё нет, но рвы вдоль границы уже копают в некоторых местах.

Осуществление столь масштабного проекта — с государственным переворотом и геноцидом собственного населения — в нарушение всех норм международного права — требует сочетания сразу нескольких причин. Остановимся только на некоторых их них.

"Шёлковый путь" или лассо

Для спасения собственной экономики, США стараются навязать ЕС трансатлантический экономический союз. Если совсем просто — то подчинить экономику Европы Вашингтону. Но для этого необходимо ограничить растущее влияние Китая и его желание построить свой "шёлковый путь" в Европу. И оптимальный маршрут может быть проложен только по территории неконтролируемой американцами. А это Россия и Украина, точнее — Крымский полуостров.

Напомним, что киевский Майдан разгорелся с новой силой (в феврале) именно в момент визита Виктора Януковича в Пекин. В этой схеме (США против Китая) неожиданный приказ главы администрации президента Украины Сергея Лёвочкина по разгону Майдана выглядит вполне логичным. Это спусковой курок госпереворота.

Но всю игру американцам испортили жители Крымской автономии, которые взбунтовались против киевского Майдана и проголосовали за присоединение к России. "Крым и Севастополь вернулись в родную гавань", — как скажет потом Владимир Путин. Россия и Китай договорились о строительстве мостового перехода на полуостров и глубоководного порта в Феодосии.

Сжиженные амбиции

После того как США объявили о своей новой экспортной энергетической доктрине, Вашингтон начал включать любимые "рыночные инструменты" — то есть уничтожать конкурентов.

Потому как добыча сланцевого газа дороже, чем природного. Да и об экологии при этом лучше не вспоминать. Особенно когда в районах добычи грунт полон химикатами, питьевая вода начинает гореть, а земля иссыхает.

Честная конкурентная борьба заключалась в уничтожении соперников. И первый из них — Россия. Был провозглашён лозунг: "Американская газовая дубина вырвет Европу из российского плена". А на практике был поставлена задача остановить транзит российского газа в Европу. Для этого необходимо дестабилизировать ситуацию в регионе. Украина как нельзя лучше соответствовала этому плану.

Кроме прямого существующего транзита российского газа в Европу, ведётся строительство "Южного потока". Кроме того, Луганскую область с севера на юг "перерезает" старый (советских времён) магистральный трубопровод с выходом на Ростов-на-Дону и далее на Северный Кавказ.

Образовалась большая тихоокеанская тройка — США, Канада и Австралия. И Европе, Японии и странам Юго-Восточной Азии пообещали поставки сжиженного газа. Началось строительство терминалов.

А тут ещё Москва договорилась с Токио о строительстве газопровода от Сахалина до Японии. Нарушив тем самым все предварительные планы Австралии по поставкам сжиженного газа в Страну восходящего солнца. И премьер Австралии объявил о санкциях в адрес России.

Московский Майдан

Третьим фактором можно назвать стремление США вовлечь Россию в противостояние с Китаем. Для этого Вашингтону необходимо дестабилизировать ситуацию в Москве и добиться смены власти в России. Из последних проектных событий в этом ряду — так называемое судебное решение по делу ЮКОСа с предъявлением претензий к России на сумму 50 млрд долларов.

Европейский урожай, гуд-бай

С началом украинского кризиса Россия терпеливо ожидала от Европы шагов по умиротворению киевских властей, взвешенных политических решений и следования собственным (европейским) интересам.

Но следует признать, что европейские политики преисполнены уверенности в своих силах. Либо же они уже сделали ставку. Ставку на союз с Вашингтоном. Насколько этот выбор оправдан — можно будет убедиться в самое ближайшее время. Пока лишь можно констатировать, что Европа решила опираться не на свои собственные силы в равноправном союзе с Россией, а на поддержку США.

Вот только что именно может предложить Вашингтон жителям Европы? Не политикам. Будут ли создаваться новые рабочие места, получит ли поддержку мелкий и крупный бизнес? Посмотрим.

Вот только американская экономическая и финансовая политика в Европе завершилась вначале кризисом 20-30-х годов, а затем и мировой войной. Но, возможно, в этот раз будет как-то иначе.

С одной стороны, Европе можно не беспокоиться о российском эмбарго на продовольственные товары. Ведь это 12 млрд евро, или же только 10% от всего объёма продовольственного экспорта ЕС. С другой стороны, каждый работник сельского хозяйства обеспечивает занятость 8-10 работников в других отраслях экономики. А это уже химическая промышленность, энергетика, машиностроение, транспортные перевозки. Цены на продукты в Европе упадут — и это хорошая новость для потребителя. Но и бюджетных поступлений (к примеру, по налогу с оборота) станет меньше. Компенсировать потери в полном объёме Евросоюз самостоятельно не сможет, потому что Фонд стабилизации сельского хозяйства ЕС составляет 400 млн евро.

А тут ещё норвежские рыбаки планируют поставить на рынок ЕС продукцию, которая должна была уйти в Россию. В прошлом году российским потребителям из этой страны было поставлено 300 тысяч тонн морепродуктов на 780 млн евро.

Голландские (фермеры) заявили о том, что поддерживают политический курс своего правительства, вот только не совсем понимают, почему за это должны платить только они.

Ведь основными пострадавшими в этой ситуации будут не чиновники или крупные компании. Под ударом оказались мелкий и средний бизнес. Готовы ли простые люди дополнительно оплачивать политику своих правительств и лишаться ради этого существенной части семейного дохода?

Греческие предприниматели требуют от правительства отказаться от санкций в адрес России.

Французские профсоюзы требуют от правительства корректировки своей политики.

Поляки сначала объявили общенародную акцию по поеданию яблок. Теперь же просят США пустить польские яблоки на внутренний рынок. Интересно мнение американских сельхозпроизводителей по этому вопросу.

Сами США в 2013 году поставили на российский рынок продукции на общую сумму более 1 млрд долларов.

Российский рынок для Эстонии — это четверть всего экспорта молочных изделий.

Шведско-датская Arla и финская Valio сворачивают своё присутствие в России. Хотя необходимо отметить, что Valio имеет производство в России, вот только сырьё поставлялось из Финляндии и Эстонии. И по большому счёту ничего не мешает концерну остаться в России, переориентируясь на местных поставщиков.

Можно, конечно, по примеру Литвы попробовать поставлять свинину в мусульманские страны (правоверные, держитесь!) Или же пойти по пути Латвии с поставками молока в страны Азии (с непереносимостью лактозы у многих азиатских народов). Можно даже Дании попробовать захватить рынок мяса в Аргентине и в других странах Южной Америки.

Всё это возможно попробовать. Вариантов масса. Вот только каким будет результат?

Россия сегодня выбирает поставщиков продовольствия на свой внутренний рынок. Предложений много. Хорошо ли это для России?— Несомненно. Хорошо ли это для Европы?— Не уверен.

Российские производители получили сегодня уникальные возможности для качественно нового развития. Хочу верить, что все возможности будут реализованы. Хотелось бы, чтобы в совместной работе с европейскими производителями. Однако Россия не будет настаивать на этом сотрудничестве.

Россия по-прежнему готова к диалогу с Европой. Но если европейские политики видят своё будущее в фарватере США — то, возможно, европейский бизнес (причем, не только крупные корпорации) будет заинтересован открывать производство в России.

Бизнесу необходима стабильность. И Россия сегодня может обеспечить комфортные условия работы.

Правда, только от Владивостока до Калининграда.