ПРЯМАЯ РЕЧЬ: Феликс СТАНЕВСКИЙ. ШЕВАРДНАДЗЕ: переосмысление перестроечного перевёртыша (вступление)

Феликс Иосифович СТАНЕВСКИЙ –
российский дипломат,
Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Грузии (1996 – 2000)

работал в посольствах СССР в Италии, Бельгии;
был советником делегаций СССР на Венских переговорах по сокращению вооружённых сил и вооружений в Центральной Европе, на советско-американских переговорах в Женеве по сокращению ракет средней дальности;
заведовал отделом прав человека МИД СССР;
участвовал в двусторонних и многосторонних международных встречах и переговорах по гуманитарным вопросам, в том числе в Парижской и Копенгагенской конференциях ОБСЕ;
был представителем/главой делегации СССР в Комиссии ООН по правам человека;
возглавлял советскую делегацию в Экономическом и Социальном Совете ООН;
независимый эксперт от РФ в ЕКРН при Совете Европы (2001 – 2013).

Проект "ПРЯМАЯРЕЧЬ"

Вместо вступления Часть 1 Часть 2 Часть 3  Часть 4 – Часть 5 – Часть 6 – Часть 7

– Вместо вступления –

Виноват, не прочитал вовремя посты и статьи о Шеварднадзе, размещённые по случаю 90-летия Шеварднадзе. В большинстве из них – высоко положительные оценки бывшего министра иностранных дел СССР. Я не согласен был бы и просто с положительной оценкой.

Поначалу не хотел откликаться. А тут случилась полемика с одним грузинским пользователем Facebook. Она меня разбередила, и я решил высказаться статьей. То, что ниже следует, не статья, а преимущественно выдержки из писаний, высказываний, выступлений Эдуарда Амвросиевича.

Мне хочется, чтобы те, кто положительно оценивает Шеварднадзе, познакомились с этими цитатами. Дам ссылки, их можно перепроверить. Хотелось бы, чтобы почитатели бывшего министра прикинули, как соотносятся их отзывы о нём с фактами, для него нелестными.

Я, есть такой грех, тоже принадлежал к числу его поклонников. Как и подавляющее большинство мидовцев того времени. Эдуард Амвросиевич обладал рядом выдающихся качеств – редкостным обаянием, чувством юмора и тактом, талантом произвести впечатление, нравиться, завоевать доверие, умением ценить тех, кто рядом, кто ему нужен, цепкостью, позволяющей быстро вникнуть в тему, работоспособностью, выдерживающей тяжёлые рабочие нагрузки. Это были впечатления внешние, с расстояния, со слов и пересказов. Но их верность вполне подтверждали выходы министра на широкую аудиторию. Об этой стороне Шеварднадзе я не изменил своего мнения и по сию пору. А что до содержания его деятельности, то я лишь однажды за мою работу в Центре минут двадцать был в его кабинете один на один и ещё раз сидел рядом с ним на малозначительной встрече с группой австралийских дипломатов. Никаких эксцессов в обоих случаях не было, а его выступления на общих мероприятиях в МИД всем нам казались вполне ортодоксальными. Да, что-то из внешнеполитических действий вызывало сомнения. Но я отвечал себе: наверное, я чего-то не знаю.

Ныне фактуры для каждого много больше. И нет ни малой возможности, зная о недружественном для нас творчестве Шеварднадзе после отъезда из Москвы, уверять: а вот в Москве он был хорошим, очень хорошим министром. В главном кабинете Смоленской высотки с 1985 по 1990 находился тот же Эдуард Амвросиевич, который позднее, уже в Грузии, отставленный от дел, написал нечто вроде резюме своей жизни – книгу «Когда рухнул железный занавес».

Едва ли приемлемо, разделив жизнь на отдельные периоды, давать по каждому из них такие же отдельные оценки. Более того, неужели эволюция политика, её заключительная часть, о которой многие не были сведущи, не должна влиять на память о нём прежнем?

Скажем, мы узнали из итогового рассказа Шеварднадзе о себе, советском министре, как он рекомендовал западным коллегам признать независимость Грузии. И что, оставим нетронутой нашу уверенность в том, что ему всегда были дороги интересы СССР? Продолжим верить в нравственную стойкость члена Правительства СССР, внутренне готового к распаду Советского Союза?

Или пример из другого ряда. И поныне держится впечатление о честности и порядочности борца с коррупцией министра внутренних дел Грузинской ССР Шеварднадзе. Но вряд ли много останется от этой светлой памяти перед лицом фактов глубокого погружения в коррупционные топи семьи того же самого Шеварднадзе, теперь уже президента Грузии.

Эдуард Амвросиевич рассказал, как ему приходилось заниматься «переосмыслением». Вот и нынешним почитателям бывшего министра, по крайней мере российским, время заняться тем же на его счёт

Это будем считать вступлением.

Вместо вступления Часть 1 Часть 2 Часть 3  Часть 4 – Часть 5 – Часть 6 – Часть 7

Проект "ПРЯМАЯРЕЧЬ"