ПРЯМАЯ РЕЧЬ: Феликс СТАНЕВСКИЙ. ШЕВАРДНАДЗЕ: переосмысление перестроечного перевёртыша (часть 4)

Проект "ПРЯМАЯРЕЧЬ"

Вместо вступления Часть 1 Часть 2 Часть 3  Часть 4 – Часть 5 – Часть 6 – Часть 7

– Часть 4 –

Сила слова и власть факта

Пятая глава мемуаров Шеварднадзе начинается с рассказа о лестном комплименте Никсона. Приведу его полностью: «Я наблюдаю за Вами уже давно. Мне кажется, что я помню тексты всех пресс-конференций, которые Вы давали. Мне хотелось бы сказать, что вы обладаете очень важными качествами для политика. Во-первых, Вы хорошо смотритесь на телеэкране: в вашем лице много обаяния, а это много значит для большинства людей. Во-вторых, вы говорите всерьёз и прямо, без околичностей. Вам не чужд юмор, что опять-таки привлекает телезрителей. Короче, у вас есть все качества, чтобы играть ключевую роль в мировой политике». (М. с.101). Не знаю, кто записывал беседу. Ряд заявлений экс президента Штатов выглядят невероятными. Какое-там «я помню тексты всех» Ваших пресс-конференций! Всех. Текст одной кто-нибудь может запомнить?! Даже с оговоркой «мне кажется» никакой нормальный человек не позволит себе этакую чушь. Но вот «Вы говорите всерьёз и прямо, без околичностей» - верю, Никсон мог сказать.

В наследство от Громыко министру Шеварднадзе, который до назначения и за рубежом-то почти не был, достался поистине выдающийся, созданный Громыко дипаппарат. Корниенко, Ковалев, Квицинский, Дубинин, Комплектов, тот же Бессмертных и другие, непосредственно работавшие с новым министром, были профессионалами самого высокого уровня, способными и научить, и подсказать, словом, составить твёрдую опору для любого новичка в исключительно сложной дипработе. Общее направление внешней политики определяли, разумеется, не они. Однако Шеварднадзе взял именно от них форму, стиль, логику своих выступлений и заявлений, которые лишь внешне могли быть раскрашены его верными помощниками Степановым-Мамаладзе и опять же мидовцем Тарасенко. Ясность, чёткость, последовательность исчезают как только московское окружение остаётся в прошлом. Их место заступают словесный туман, приблизительность, витиеватость, противоречивость, а случается, и сознательная лобовая ложь, когда Шеварднадзе возвращается к руководству Грузией.

Вот радиоинтервью Эдуарда Амвросиевича от 17 июня 2002 г. Неизменный ассистент мастера, журналистка Н. Ониани задаёт вопрос: «Сегодня на Вазианской военной базе начинаются учения в рамках Программы НАТО “Партнерство во имя мира”, в которых, кроме соседних государств, принимают участие и несколько стран-членов НАТО. Какое значение Вы придаете этому событию?». «Это не первый случай, когда в Грузии проводятся военные учения под эгидой НАТО», – отвечает президент. Дело, мол, обычное, привычное. «Не первый случай» – правильно в том смысле, что это случай номер два. Первые учения такого масштаба под эгидой НАТО проводились в 2001 году в районе Поти. Э. Шеварднадзе сам о них вспоминает, но опять-таки мастерски выбирая слова для полуправды: «Если предыдущие учения прошли в морской акватории, ныне для учений специально выбран иной рельеф – горный край». Стоит обратить внимание на слово «предыдущий», как бы подобных учений прошла уже длинная вереница - не стоит волноваться. Техника слова по известному анекдоту: Хрущёв и Эйзенхауэр бежали стометровку. Эйзенхауэр финишировал предпоследним. Грузинский президент и дальше успокаивает нас, зная, что военные манёвры по соседству – новость для россиян мало приятная. Чем успокаивает? Россия, говорит он, и сама уже вступила в НАТО. Вроде бы мы не вступали. Вот и тогдашний генсекретарь НАТО Дж. Робертсон подтверждал, что создание «двадцатки», т.е. учреждение Совета 19 стран НАТО и России не означает вступления РФ в эту организацию. Э. Шеварднадзе это знает лучше, чем многие. Однако, по его представлению, можно знать, но заявлять противоположное: «Грузия однозначно приветствует решение Президента России: как вам известно, совсем недавно на военной базе НАТО недалеко от Рима Владимир Путин заявил, что его страна начинает качественно новый этап сотрудничества с НАТО. А оформленный на Римском саммите документ подразумевает непосредственное участие России в НАТО». Да нет же, не подразумевает. Но поди с ним поспорь, если он утверждает, что подразумевает. А всё потому, что грузинскому президенту понадобилось подтвердить свою прежнюю идею насчёт вступления Грузии в Североатлантический альянс: «После того, что произошло в Риме, наверное, уже совершенно беспредметно обсуждать, имеет ли та или иная страна право стремиться к тесному сотрудничеству с НАТО, вплоть до членства в самом альянсе, хотя для Грузии это может и не быть краткосрочной перспективой (или задачей сегодняшнего дня)». Иначе говоря, Грузия хочет в альянс, но не беспокойтесь, до этого далеко. Но Россия-то уже вступила в НАТО.

А вот пример из его мемуаров. Шеварднадзе об Аслан Абашидзе: «Я был убеждён, что несмотря на свою крайне независимую политику, он не допустит нарушения единства страны. В конце концов, Аслан был внуком Мемеда Абашидзе, выдающейся личности, сыгравшей ключевую роль в возвращении Аджарии в состав Грузии». Запомним, в чём Шеварднадзе был убеждён: Абашидзе не допустит выхода Аджарии из состава Грузии. Это на странице 33 мемуаров. А вот ещё: «Аслан Абашидзе требовал от меня, чтобы я признал легитимными результаты выборов в Аджарии…В противном случае следовало ожидать попытки вывести Аджарию из-под юрисдикции Грузии…Распада Грузии я не мог допустить». И это тоже на странице 33 тех же мемуаров. Так убеждён был Шеварднадзе или не убеждён, что Абашидзе не допустит распада Грузии? Можно тут что-нибудь понять?

Множество примеров такого рода. Но поскольку особенно болезненной для России была поддержка грузинским президентом боевиков Ичкерии, то возьму пример из этой области, хотя я его частично приводил. О Гелаеве. Кажется, уж всем сто раз было известно, что боевики Гелаева перевезены на машинах грузинских спецслужб через всю Грузию в Кодорское ущелье. Но вот что Эдуард Амвросиевич возмущённо заявляет журналисту В. Каджая: «Говорить же, что МВД Грузии на автобусах провезло гелаевский отряд в Кодорское ущелье, как утверждали некоторые российские СМИ, – это настолько нелепо, что я даже опровергать не хочу». Обратите внимание на дату выхода в свет этого интервью: журнал «Век» за 9–16 ноября 2001г. (www.sakartvelo.ru-Дайджест о Грузии) А теперь придётся повториться. 16 ноября того же года государственное информагентство Грузии выступает со следующим сообщением:

«САКИНФОРМИ, 16 ноября. Вывод отряда чеченского боевика Руслана Гелаева из Грузии обеспечивали по поручению президента Грузии глава Департамента разведки Автандил Иоселиани и бывший министр госбезопасности Вахтанг Кутателадзе. Об этом Иоселиани сообщил в интервью газете «Ахали таоба»».

По поручению Шеварднадзе, по поручению! По указанию того самого, который пару недель назад доказывал, что его спецслужбы не имеют касательства к нападению боевиков Гелаева на Абхазию. Да ещё с каким пылом-жаром: «Мне просто жаль тех читателей и телезрителей, которых держат за идиотов, потчуя подобными сенсациями – в кавычках, конечно». (Век, 9–16 ноября 2001 г.) Невероятно для серьёзного политика. Но в случае с Белым Лисом невозможное возможно. Возможно, например, заявление, что вместе с властями Ичкерии, то есть вместе с чеченскими боевиками он намерен бороться с террористами. (СГ, 4.09.1999г.). При том что «Грузия не может поддерживать чеченских боевиков, а тем более пестовать их, иначе грузины потеряли бы всякое уважение к самим себе». (Век, 9–16 ноября 2001г.). Разумеется, отдать музей Пушкина под информцентр боевиков и разместить в Тбилиси представительство Ичкерии численно в три раза превышающее российское посольство и т.д., и т.п. – это не пестовать. Слова у экс- министра иностранных дел приобретают некий одному ему известный смысл. Даже появляются сомнения, слова ли это. Нередко они просто оболочки эмоций. Скорлупки. Тогда, например, когда факты припирают к стене. В мемуарах он объясняет своё расхождение с Горбачёвым силой фактов, связанных с ошибками своего недавнего друга. В Тбилиси факты для него вовсе необязательно имеют значение. Но в одном случае – непременно: когда они касаются Соединённых Штатов. Курьёзно, что тут появляется и чёткость формулировок, и последовательность изложения, и логика. Правда, нередко в стиле старого партаппаратчика – в том самом, который въелся в него за десятилетия аппаратной работы:

Указ Президента Грузии № 86
7 марта 2001 г. г.Тбилиси
О мероприятиях, связанных с Докладом Государственного департамента Соединенных Штатов Америки 2000 года о положении прав человека в Грузии.
Государственный департамент Соединённых Штатов Америки опубликовал ежегодный доклад, который касается положения прав человека в Грузии. Отмеченные в докладе факты и оценки требуют внимательного изучения и осуществления соответствующих мероприятий.
В связи с этим:
1. Министерству внутренних дел Грузии (К. Таргамадзе), Министерству госбезапасности (В. Кутателадзе), Министерству юстиции (М. Саакашвили), Министерству труда, здравоохранения и социальной защиты (А. Джорбенадзе), Министерству просвещения (А. Картозия), Министерству по делам беженцев и расслению (В. Вашакидзе) внимательно изучить представленный в докладе Государственного департамента Соединённых Штатов Америки 2000 года анализ и в двухмесячный срок представить свои соображения о подлежащих осуществлению мероприятиях.
2. Министерству внутренних дел и Министерству юстиции Грузии изучить приведённые в докладе факты и должным образом прореагировать. О выполненных работах в трёхмесячный срок доложить Президенту Грузии.
3. Просить Генерального прокурора Грузии Г. Мепаришвили установить специальный контроль за расследованием связанных с нарушением прав человека уголовных преступлений для обеспечения их оперативного производства в суде.
4. Контроль за выполнением Указа осуществить заместителю секретаря Совета национальной безопасности Грузии в вопросах защиты прав человека Р. Беридзе.

Права человека – тема новая. Политбюро – новое. Оно переместилось в Вашингтон. А язык всё тот же – партийно-аппаратный. Другой язык Эдуард Амвросиевич не освоил, как ни обучали его в МИДе языку самоуважения и достоинства. Кстати сказать, и книга его воспоминаний написана – кое-как. Не было рядом ни Степанова-Мамаладзе, ни Тарасенко. Но прочитать её всё-таки стоит. Поучительно.

Вместо вступления Часть 1 Часть 2 Часть 3  Часть 4 – Часть 5 – Часть 6 – Часть 7

Проект "ПРЯМАЯРЕЧЬ"